Виктор викторович рисованный


  • Статьи

    Выбрать категорию:

    Все

    К списку статей

    Глава 1. Оперативно-розыскная деятельность: общая характеристика

    1.1. Назначение (социальная обусловленность) оперативно-розыскной деятельности

     Одной из задач любого государства является борьба с преступностью. Как известно, раскрытие и расследование преступлений, доказывание виновности осуществляется в рамках уголовно-процессуальной деятельности, которая регламентируется УПК РФ.

    Такая деятельность государства начинается с момента получения сообщения о преступлении. Согласно ч. 1 ст. 6 УПК уголовное судопроизводство имеет своим назначением, во-первых, защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, во-вторых, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

    Вторая из отмеченных целей обуславливает важные особенности уголовного судопроизводства: эта деятельность является гласной,  уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, обвиняемому (подозреваемому) предоставлены широкие права на защиту (ст. 15, 16 УПК)

    Гласность, состязательность, возможность для обвиняемого (подозреваемого) защищаться обуславливают в ряде случаев неэффективность уголовно-процессуальной деятельности для борьбы с преступлениями. Некоторые преступления совершаются при глубочайшей законспирированности, поэтому обнаружить их гласными способами (путем подачи заявлений и жалоб со стороны граждан, предпринимателей и организаций) фактически невозможно. К таким преступлениям относятся, например, взяточничество, налоговые преступления, шпионаж, сбыт наркотиков. Ряд преступлений, о совершении которых стало известно правоохранительным органам, очень трудно расследовать гласным образом. Например, трудно доказать лишь процессуальными средствами наличие организованных преступных групп. В некоторых случаях важнее предотвратить совершение преступления, чем успешно его расследовать и осудить виновных. Пресечение на стадии приготовления и покушения таких преступлений, как террористический акты, сбыт оружия и др., дает возможность предотвратить тяжкие последствия.

    История борьбы с преступностью показывает, что для своевременного обнаружения, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, розыска скрывшихся преступников одних только гласных уголовно-процессуальных и иных средств явно не достаточно, нужны и иные средства борьбы с преступностью. Важнейшей задачей для правоохранительных органов является не только расследование уже совершенных преступлений, но и контроль за развитием криминальных явлений и процессов. Лучше, если этот контроль будет негласным, то есть не известным самим объектам контроля.

    Для этих целей во всех цивилизованных странах, в том числе и в России, существует особый государственно-правовой механизм борьбы с криминальными явлениями, позволяющий негласно обнаружить, взять под контроль преступные приготовления и действия в целях последующего их пресечения или своевременного раскрытия и расследования, который именуется оперативно-розыскной деятельностью (далее – ОРД). Розыскная, сыскная деятельность сопутствует правосудию на всем протяжении его истории. Именно в ее функции входило раскрытие преступлений, установление и розыск виновных, подлежащих затем передаче в органы судебной власти. Оперативно-розыскная деятельность является частью уголовно-правовой политики государства.

    Читайте также: Использование междисциплинарных связей при преподавании спецкурсов (на примере спецкурса «Оперативно-розыскная деятельность»)

    1.2. Понятие, цели, задачи, содержание оперативно-розыскной деятельности

    ОРД виктор викторович рисованный регулируется специальным Федеральным законом от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – ФЗ об ОРД)[1]. Согласно ст. 1 этого закона ОРД - это вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

    Из законодательного определения следует сделать следующие выводы.

    ОРД - это особый вид правоохранительной государственно-правовой деятельности, который определен и поддерживается государством, регламентируется специальным законодательством.

    ОРД осуществляется специально уполномоченными государственными органами и оперативными подразделениями. Исчерпывающий перечень таких органов содержится в ст. 13 ФЗ об ОРД.

    ОРД осуществляется гласно и негласно в отношении предоставляющих оперативный интерес лиц, путем проведения оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ)[2]. Таким образом, ОРМ могут осуществляться в двух формах: гласно и негласно. Негласность означает неочевидность, скрытость проводимых ОРМ от лиц, в них не участвующих, в том числе и от сотрудников оперативно-розыскных органов (далее – ОРО), даже если они имеют соответствующий допуск, но прежде всего – от объектов (лиц, групп, организаций), в отношении которых они проводится. Это позволяет нейтрализовать возможное противодействие со стороны объектов ОРД, обеспечить безопасность участников ОРМ, результативность мероприятий, сохранить в тайне сам факт осуществления ОРМ, применяемые при этом средства и методы. Гласность ОРМ – это проведение ОРМ, содержание, цели, участники которых не скрываются ни от окружающих, ни от объектов их проведения[3].

    Цель ОРД  – защита человека, общества и государства от преступных посягательств.

    В законодательном определении ОРД отражена лишь конечная, главная цель ОРД – защита от преступных посягательств. Такую же цель преследуют и другие виды правоохранительной деятельности государства (например, уголовно-процессуальная деятельность, деятельность законодателя по установлению преступности и наказуемости деяний, деятельность по исполнению наказания и др.). Отличие ОРД от других видов правоохранительной деятельности заключается в специфических задачах ОРД.

    К задачам ОРД ст. 2 ФЗ об ОРД относит:

    - выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих  или совершивших;

    - осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших,

    - добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ;

    В других статьях ФЗ об ОРД указаны и другие задачи ОРД:

    - установление личности неопознанных трупов (п. 4 ч. 1 ст. 7);

    - применения мер безопасности в отношении защищаемых лиц (п. 5 ч. 1 ст. 7);

    - сбор данных, необходимые для принятия решений: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или к материалам, полученным в результате ее осуществления; об установлении или поддержании с  лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных  мероприятий; об обеспечении безопасности органов,   осуществляющих  оперативно-розыскную деятельность; о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность (ч. 2 ст. 7).

    С учетом цели ОРД среди задач главенствующее положение занимает группа задач превентивного назначения: предупреждение совершения преступлений, добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу безопасности РФ.

    Определение целей и задач имеет большое значение, поскольку, согласно ст. 5 ФЗ об ОРД, не допускается осуществление ОРД для достижения целей и решения задач, не предусмотренных Законом об ОРД.

    По мнению некоторых ученых[4], легальное определение неполно отражает содержание ОРД. Так, законодатель указал, что ОРД может достигать своих целей только «посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий», следовательно, можно сделать вывод, что ОРД может выражаться только в проведении гласно и негласно оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ).

    По мнению ряда ученых[5], ОРД может выражаться не только в проведении ОРМ, но также в осуществлении следующих видов деятельности:

    - привлечение к конфиденциальному содействию лиц (ч. 2 ст. 15, ст. 17 ФЗ об ОРД);

    - создание легендированных юридических лиц (ч. 5 ст. 15 ФЗ об ОРД);

    - ведение специфической финансовой  деятельности, заключающейся, например, в закрытых от налогообложения выплатах лицам, оказывающим содействие органам, осуществляющим  оперативно-розыскную деятельность (ст. 18 ФЗ об ОРД);

    - создание и использование информационных систем и учетов, документирование ОРД (ст. 10 ФЗ об ОРД);

    - проведение мероприятий по защите сведений (ст. 12 ФЗ об ОРД).

    - проведение иных действий по борьбе с преступностью: засады, оперативные комбинации, поиск информации в компьютерных сетях, включая Интернет, и средствах массовой информации, ее сбор, анализ, обработка и фиксация, покупка информации и др.

    Вся названная деятельность включается в содержание ОРД, является ее частями, поэтому ОРД не является совокупностью  только предусмотренных  законом ОРМ, а включает в себя и другие элементы.

    Негласность, специфические задачи ОРД обуславливают ее отличительную особенность - разведывательно-поисковый характер, т.е. направленность на, как правило, тайное получение скрываемой информации (скрываемых преступлений, их субъектов, розыск скрывшихся лиц и т.п.).

    На основании изложенного можно предложить следующие определение ОРД:

    ОРД – это разведывательно-поисковая

    1) государственная деятельность, регламентированная специальным законодательством,

    2) осуществляемая в случаях прямо предусмотренных ФЗ об ОРД

    3) оперативными подразделениями государственных органов, специально уполномоченных на то ФЗ об ОРД, в пределах их полномочий,

    4) посредством проведения ОРМ, агентурной работы и других мероприятий, предусмотренных ФЗ об ОРД, осуществляемых гласно или негласно,

    5) с целью защиты человека, общества и государства от преступлений путем решения специфических задач, свойственных только ОРД и указанных в ФЗ об ОРД.

    Читайте также: Использование специальных знаний в уголовном судопроизводстве

    1.3. Принципы оперативно-розыскной деятельности

    Принцип - это основное, исходное положение какой-либо теории, основная особенность в устройстве чего-нибудь[6]. Принципы ОРД – это внутренне присущие ОРД и определяющие ее содержание исходные (важнейшие, руководящие) идеи[7]. Они выражают сущность, основополагающие начала, на которых должна строиться ОРД. В принципах отражаются в концентрированном виде общие законы формирования и функционирования ОРД, а также нравственные и правовые представления россиян относительно сущности, целей, задач и процедур осуществления ОРД.

    Если задачи ОРД закрепляют, что необходимо сделать для реализации ее цели, то принципы определяют, каким образом следует осуществлять ОРД. Определение принципов имеет не только теоретико-познавательное, но и прикладное значение. Принципы ОРД при реализации на практике приобретают значение императивных требований, вполне определенных правил и обязывают оперативных сотрудников и других участников ОРД к соответствующему правомерному поведению или устанавливают определенные запреты. Руководствуясь именно принципами, правоприменитель должен оценивать поведение субъектов ОРД. Кроме того, на основе принципов преодолеваются пробелы правового регулирования ОРД.

    В Законе об ОРД основные ее принципы нашли прямое (текстуальное) закрепление непосредственно в специальной статье (ст. 3). В соответствие с ней ОРД основывается на общеправовых принципах (1) законности, (2) уважения прав и свобод человека и гражданина, а также специальных принципах (3) конспирации, (4) сочетании гласных и негласных методов и средств.

    По мнению ряда ученых, непосредственно в ст. 3 ФЗ об ОРД указана только часть ее принципов. Остальные принципы, выработанные оперативно-розыскной практикой, вытекают из содержания других норм этого закона, а также других нормативно-правовых актов в этой сфере. Так, дополнительно выделяются принципы, которые в немалой степени отражают сущность и специфический характер ОРД: (5) применение конфидентов, (6) принцип соразмерности оперативно-розыскного реагирования, (7) принцип наступательности (разведывательной активности) в оперативно-розыскной деятельности, (8) принцип научности[8].

    1. Принцип законности является основополагающим, ведущим началом всех направлений государственной деятельности. Это принцип означает, что все участники ОРД (оперативные сотрудники, агенты, уполномоченные прокуроры, судьи, санкционирующие ОРМ, и др.) при ее осуществлении обязаны соблюдать требования Конституции, УПК, УК, ФЗоб ОРД, других законов и подзаконных нормативных актов.

    Законность предполагает существование системы государственных гарантий, исключающих возможность злоупотреблений при осуществлении ОРД. Такие гарантии получили закрепление в ряде норм ФЗ об ОРД. В частности, в этом законе определены основания проведения ОРД, закрытый перечень субъектов, управомоченных проводить ОРД, перечень ОРМ; указаны также основания и условия проведения конкретных ОРМ. Законность в ОРД гарантируется проведением вневедомственного контроля, включая судебный, осуществлением прокурорского надзора.

    2. Принцип уважения прав и свобод человека и гражданина. На этот принцип законодатель указал особо. Кроме его упоминания в ст. 3, он конкретизирован в ст. 5 ФЗ об ОРД. Оперативно-розыскная деятельность – в основном негласная деятельность, в ходе которой допускается ограничение конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, тайну переговоров и др. Поэтому возникает трудная проблема создания необходимого баланса между правами человека и гражданина и правами государства в лице оперативно-розыскных органов на ограничение прав граждан.

    Суть анализируемого принципа в ОРД заключается в том, чтобы допускать возможность ограничения конституционных прав только в крайних случаях, при этом снизить негативные последствия таких ограничений, а если ограничение произошло неоправданно, обеспечить защиту нарушенных прав. Для этого установлен специальный механизм.

    1. Чтобы снизить вмешательство в конституционные права лиц, осуществление ОРМ допускается только для достижения целей и решения задач, указанных в ФЗ об ОРД, и только в случаях прямо указанных в этом законе (ч. 2, 8 ст. 5, ст. 7, 8). Только в этих случаях ОРД будет законной, а ее результаты могут быть признаны доказательствами.

    2. Лицу, полагающему, что действия ОРО нарушили его права и свободы, предоставлено право обжаловать такие действия в вышестоящий орган, прокуратуру или в суд (ч. 3 ст. 5). При этом в случаях неоправданного нарушения прав государство обязано восстанавливать нарушенные права и возмещать причиненный вред (ч. 9 ст. 5 ФЗ об ОРД, ст. 1069, 1070 ГК РФ).

    3. Лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана, и которое располагает фактами проведения в отношения него ОРМ, нарушившие его права, имеет право истребовать информацию о себе, полученную в результате ОРМ. Если ему в этом отказано или лицо полагает, что информация предоставлена не в полном объеме, оно имеет право обжаловать действия ОРО  в суд (ч. 4, 5 ст. 5 ФЗ об ОРД).

    4. Материалы ОРД, собранные в отношении лица, виновность которого не доказана, должны уничтожаться, если служебные интересы или правосудие не требует иного (ч. 7 ст. 5).

    5. Запрещается разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами (ч. 8 ст. 5 ФЗ). Речь идет о случаях, предоставлении результатов ОРД органам дознания, следователю, прокурору или суду.

    3. Принцип конспирации. Конспирация - методы, применяемые организацией для сохранения в тайне своей деятельности и деятельности своих членов[9]. Конспирация в ОРД – это предъявляемая законодателем система требований и условий их реализации, направленных на сохранение в тайне информации об ОРД, выход из владения ОРО которой может нанести ущерб этой деятельности и ее участникам. Этот принцип заключается в организации ОРД таким образом, чтобы сохранить в тайне от посторонних субъектов (прежде всего от иностранных спецслужб и организаций, а также лиц, совершающих преступления) тактику содержание, формы и методы, силы и средства проведения конкретных ОРМ, контрразведывательных и разведывательных операций и др.[10] Принцип конспирации является важнейшим профессиональным принципом ОРД. Без него ОРД не смогла бы решать свои задачи, выполнять свое предназначение.

    Конспиративность при проведении ОРМ имеет и другое значение. Она, в частности, позволяет не допустить преждевременной или необоснованной компрометации объектов ОРД; является мерой обеспечения прав лиц, сотрудничающих с ОРО; условием обеспечения безопасности участников мероприятий[11].

    Конспиративность в определенной мере присуща и предварительному расследованию (см., например, ст. 161 УПК). Но если для следствия это временный тактический ход, то для ОРД этот признак – главный, отличающий ее от уголовно-процессуальной деятельности.

    Рассматриваемый принцип материализован в ряде норм ФЗ об ОРД и других нормативных актов.

    1. Согласно ст. 12, ч. 8 ст. 5, ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД, п. 4 ст. 5 Федерального закона РФ от 21.07.1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» государственную тайну составляют сведения:

    - о силах, средствах, об источниках, о методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;

    - о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в т.ч. о лицах, внедренных в организованные преступные группы;

    - о штатных негласных сотрудниках ОРО;

    - об организации, о силах, средствах и методах обеспечения безопасности объектов государственной охраны, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;

    - о системе президентской, правительственной, шифрованной, в том числе кодированной и засекреченной связи, о шифрах, о разработке, об изготовлении шифров и обеспечении ими, о методах и средствах анализа шифровальных средств и средств специальной защиты, об информационно-аналитических системах специального назначения;

    - о методах и средствах защиты секретной информации;

    - об организации и о фактическом состоянии защиты государственной тайны;

    - о защите Государственной границы Российской Федерации, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

    - о расходах федерального бюджета, связанных с обеспечением обороны, безопасности государства и правоохранительной деятельности в Российской Федерации;

    - о подготовке кадров, раскрывающие мероприятия, проводимые в целях обеспечения безопасности государства[12].

    2. Сведения, составляющие государственную тайну, обязаны хранить ОРО и их должностные лица, а также лица, содействующие ОРО (ч. 8 ст. 5, п. 5 ч. 1 ст. 14, ч. 1 ст. 17 ФЗ  об ОРД).

    3. Конкретные правила, призванные обеспечить конспирацию, установлены в ФЗ об ОРД; детальное отражение принцип конспиративности находит в межведомственных и ведомственных нормативно правовых актов ОРО (МВД, ФСБ, ФСО, ФСКН, ФСИН, ФТС).

    Например, в ФЗ об ОРД такие правила установлены, в частности, в следующих нормах: п. 4 ст. 1 ст. 15,  ч. 1 ст. 17,  ч. 4 ст. 5, ч. 5 ст. 5, ч. 11 ст. 8,  ч. 4 ст. 8,  ч. 3 ст. 12, ч. 5 ст. 12, ч. 15 ст. 9.

    4. В нормативных актах предусмотрены случаи, когда допустимо предавать огласке сведения, составляющие государственную тайну, а также процедура такого рассекречивания:

    -  суду могут предоставляться оперативно-служебные документы для рассмотрения жалобы «реабилитированного» лица на неполноту предоставления ему сведений о нем, полученных в результате ОРД (ч. 5 ст. 5 ФЗ об ОРД);

    - указанные в ст. 12 сведения могут составлять государственную тайну временно и подлежат рассекречиванию на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, в случае изменения объективных обстоятельств, в силу которых дальнейшая защита сведений, является нецелесообразной. Оперативно-служебные документы, отражающие результаты ОРД и содержащие сведения, составляющие государственную тайну, могут предоставляться органу дознания, следователю, суду на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД (ч. 3. ст. 11). Такие данные могут предоставляться для использования в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела, для использования в доказывании, для подготовки следственных или судебных действий. В случае рассекречивания и передачи результатов ОРМ (например, проверочной закупки, оперативного эксперимента) такие материалы гласно используются в уголовном процессе. В обвинительном заключении, в приговоре суда не в обобщенном виде, а совершенно конкретно рассматриваются и излагаются существо проводившихся ОРМ и порядок (тактика) действий их участников;

    - сведения, составляющие государственную тайну, могут передаваться другим ОРО в соответствии с положениями ведомственных нормативных актов;

    - важно помнить, что сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, штатных негласных сотрудниках ОРО, конфидентах могут быть рассекречены и переданы суду, органам дознания, следствия, прокурору, другим оперативно-розыскным органам только с их письменного согласия  (ч. 2 ст. 12 ФЗ об ОРД). Из этого правило есть исключение: сведения о таких лицах могут предоставляться уполномоченному прокурору без их письменного согласия в случаях требующих их привлечения к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 21 ФЗ об ОРД)

    5. Реализация принципа конспирации обязательно предполагает государственно-правовую защиту негласных сведений. В частности, в УК РФ предусмотрены уголовная ответственность за разглашение государственной тайны (ст. 283), за утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 284).

    В ст. 7 Федерального закона «О государственной тайне» предусмотрен перечень данных, которые могут касаться ОРД, но не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию. Речь идет о следующей информации:

    - о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях;

    - о состоянии преступности;

    - о привилегиях, компенсациях и социальных гарантиях, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям;

    - о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина;

    - о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами.

    Должностные лица, принявшие решения о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба. Граждане вправе обжаловать такие решения в суд.

    4. Принцип сочетания гласных и негласных методов и средств связан  с принципом конспирации, но имеет свое содержание.

    Этот принцип проявляется следующим образом.

    Во-первых, информация о целях, задачах и принципах ОРД, основаниях и условиях для совершения конкретных ОРМ, для заведения и прекращения дел оперативного учета на граждан России, о субъектах осуществления ОРД, их обязанностях и правах, а также о видах и способах контроля над ОРД (и некоторые другие данные) в соответ­ствии с нормами ФЗ об ОРД открыта для каждого (ст. 1, 2, 7, 8, 13-15, 17, 20 - 22). Однако не подлежит разглашению информация, которая составляет государственную, профессиональную или иную тайну, а равно касающаяся личной жизни, чести и достоинства граждан, полученная в ходе ОРД, кроме как в случаях и в порядке, установленных законодательством в области ОРД.

    Во-вторых, ОРД в содержательной части предполагает проведение достаточно об­ширного перечня ОРМ, характер и сочетание которых диктуются конкретными условиями и законодательными границами. Их про­ведение может быть как гласным, открытым для лиц, в отноше­нии которых они проводятся, либо для окружающих, так и неглас­ным, тщательно скрываемым от окружающих и самих объектов ОРМ. В частности, опрос может носить как гласный, так и неглас­ный характер. В то же время при проведении комплекса ОРМ одни из них могут осуществляться гласно, другие, наоборот, могут быть негласными. Например, при проведении гласного опроса можно негласно контролировать поведение опрашиваемого, его реакцию на информацию, выдаваемую ему в ходе беседы. ОРД взаимосвязана с уголовным процессом, поэтому проведе­ние самих ОРМ может быть негласным, но полученные оперативным пу­тем фактические данные или сведения о них должны быть исполь­зованы для подготовки и проведения уголовно-процессуальных действий, по определению являющихся гласными. В то же время проведение следственных действий допускается в сочетании с па­раллельно проводимыми ОРМ, в том числе и негласными[13].

    Гласные начала ОРД проявляются в таких конкретных ситуациях, как:

    - открытое обращение оперативных сотрудников (от имени соответствую­щего оперативно-розыскного органа) к гражданам, организациям и должностным лицам государст­венных органов за содействием в осуществлении ОРД;

    - объявление в средствах массовой информации, даваемые оперативно-розыскными органами, о розыске лиц, совершивших преступления или пропавших без вести;

    - открытое направление отдельных результатов ОРД для использования в уго­ловном процессе;

    - исследование оперативными сотрудниками различных открытых источников информации (материалов судебных заседаний и различных комиссий по борьбе с преступностью, документов государственных органов и учреждений, публикаций в средствах массо­вой информации и т.д.);

    - изучение оперативными сотрудниками открыто поступивших к ним писем, жалоб и заявле­ний граждан;

    - получение информации  в ходе гласных ОРМ, личного сыска;

    - все проверяемые с помощью оперативно-розыскных возможностей лица, которые оформляют допуск к работе, связанной с секретами, и некоторым другим работам (ч. 2 ст. ФЗ об ОРД), осознают то, что в отношении их будут проводить соответствующие ОРМ (иначе они не дали бы письменного согласия на проведение в отношении себя проверочных ме­роприятий).

    Негласные же начала ОРД проявляются в процессе конфиденциального оказа­ния помощи со стороны граждан, при негласной организации и проведении ОРМ и т.п.

    5. Принцип привлечение конфидентов. Конфидент – обобщенное название категории физических лиц, участников ОРД, которые вступили на основаниях и в порядке, предусмотренных федеральным законом, в отношения тайного сотрудничества с ОРО в лице его представителя – оперативного сотрудника, выступающего от имени и по поручению РФ, для оказания ему содействия в решении конкретных задач ОРД. Конфидентами являются агенты, штатные негласные оперативные сотрудники органов, осуществляющих ОРД, и др.[14]

    Анализируемый принцип выражается в использовании негласных сотрудников в ОРД для решения ее задач. Этот принцип отражает один из ее сущностных аспектов (см., например, ст. 1, п. 2 ч. 1 ст. 15 и 18 ФЗ об ОРД). Без использования в ОРД конфидентов она, как таковая, перестанет существовать и воплотится в иной вид социально полезной юридической деятельности (прежде всего в уголовное судопроизводство). Помощь конфидентов используется для получения имеющей оперативный интерес информации, в подготовке и проведении ОРМ и др.

    6. Принцип соразмерности оперативно-розыскного реагирования следует из ч. 3 ст. 55 Конституции, согласно которой права и свободы человека могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

    Этот принцип означает, что (а) ОРД – вынужденное средство, применяемое только для защиты от преступных посягательств. Поэтому ОРМ целесообразны только в том случае, когда иные законные меры исчерпаны или они недейственны для обеспечения безопасности охраняемых объектов[15]; (б) характер ОРМ должен соответствовать характеру и степени общественной опасности деяний, по поводу которого оно проводится[16]. С учетом этого принципа некоторые ОРМ, в наибольшей степени затрагивающие конституционные права и свободы граждан  (оперативный эксперимент, прослушивание телефонных переговоров), допустимо проводить для обнаружения не всех преступлений, а исключительно тяжких и особо тяжких (ч. 4, 8 ст. 8 ФЗ).

    7. Принцип наступательности (разведывательной активности) выработан оперативно-розыскной практикой, а также вытекает из содержания ст. 1, п. 1 ст. 14 ФЗ об ОРД. Этот принцип означает в первую очередь своевременность принятия мер, с помощью которых упреждаются действия преступников. Наступательность реализуется путем осуществления  постоянного оперативного поиска в целях своевременного обнаружения информации о преступной активности и принятия мер для взятия под контроль такой активности[17]. В этом принципе отражена защитная функция ОРД, раскрывается ее поисковый, разведывательный, предупреждающий характер.

    Наступательность (оперативность) состоит в том, что ОРО обязаны (в пределах своей компетенции): проводить действенную работу по предупреждению совершения преступлений; проявлять инициативу в их обнаружении; своевременно и обоснованно заводить дела оперативного учета, предпринимать все предусмотренные оперативно-розыскным законом действия для установления лиц, намеревающихся совершить или совершающих преступление, с целью создания условий для последующего неотвратимого применения к ним мер, предусмотренных УК, а также выяснять причины совершения преступлений и условия, способствовавшие и способствующие их совершению и др. [18]

    Направленности ОРД на опережение деятельности преступников, означает, в частности,  направленность ОРД:

    во-первых, на обнаружение преступлений на этапе, называемом в теории уголовного права «голым умыслом», на установление лиц, намеревающихся совершить преступление, и на предупреждение совершения ими задуманных преступлений;

    во-вторых, на пресечение преступлений на стадиях приготовления и покушения;

    в-третьих, на недопущение дальнейшего развития протекающей преступной деятельности, на пресечение длящихся и продолжаемых преступлений.

    Уголовному судопроизводству этот принцип не присущ. УПД, как правило, начинается, когда преступление уже совершилось и об этом получено сообщение.

    8. Принцип научности означает, что ОРМ и другие виды ОРД готовятся и проводятся на основе научных выводов и рекомендаций, а также служит реализации всех принципов ОРД.

    Научно-исследовательская работа должна быть подчинена интересам практики. Результаты анализа ОРД убедительно свидетельствуют о том, что ее эффективность в борьбе с преступностью имеет необходимую, общую и устойчивую зависимость от степени развития научных достижений. На базе научных достижений, например, совершенствуется оперативно-розыскная тактика, улучшается профессиональная подготовка специалистов, разрабатываются и внедряются в практику новые технические средства и т.д.

    1.4. Оперативно-розыскные органы.

     Должностные лица оперативно-розыскных органов[19]

    Оперативно-розыскные органы

     

    С 2003 г. единую систему ОРО в России образуют восемь субъектов: оперативные подразделения и должностные лица государственных органов, указанных в ч. 1 ст. 13 ФЗ об ОРД. Среди ОРО выделяют два вида;

    1) полностью осуществляющие ОРД:

    • органы внутренних дел РФ,
    • органы федеральной службы безопасности,
    • федеральные органы государственной охраны,
    • таможенные органы РФ,
    • служба внешней разведки РФ,
    • федеральная служба исполнения наказаний.
    • органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

    2) частично осуществляющие ОРД – орган внешней разведки Минобороны России (ГРУ ГШ). Этот орган полномочен осуществлять ОРД при выполнении двух условий: только в целях обеспечения безопасности органа внешней разведки[20] и в случае если его ОРМ не затрагивают полномочий других ОРО (ч. 2 ст. 13 ФЗ об ОРД).

    Никто, кроме подразделений указанных в ч. 1 ст. 13 ФЗ об ОРД государственных органов, не вправе осуществлять ОРД.

    Органы, осуществляющие ОРД,  следует различать с некоторыми другими госу­дарственными и негосударственными субъектами.

    Отличие оперативно-розыскных органов от:

    правоохранительных органов: с одной стороны, не все оперативно-розыскные органы являются сугубо правоохранительными (например, ГРУ ГШ ВС РФ), а с другой - не все правоохранительные органы являются оперативно-розыскными (в частности, органы прокуратуры, суд);

    органов дознания: во-первых, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК оператив­но-розыскные органы одновременно являются органами дознания (кроме ФОГО и СВР); во-вторых, некоторые органы дознания, в соответствии с ФЗ об ОРД не являются оперативно-розыскными органами (судебные приставы, команди­ры воинских частей, органы государственного пожарного надзора);

    российских контрразведывательных и разведывательных органов: согласно ФЗ об ОРД не все оперативно-розыскные органы одновременно являются контрраз­ведывательными и разведывательными органами. И первыми, и вторыми одновременно выступают только три: ФСБ, СВР России и ГРУ ГШ ВС РФ.

    Итак, ряд государственных органов может заниматься ОРД. Непосредственно ОРД в таких органах занимаются определенные оперативные подразделения. Оперативное подразделение - это организационно-штатное звено, входящее в структуру соответствующего российского правоохранительного органа, спецслужбы или государственной военной организации, в функциональные обязанности которого входит ОРД[21]. Оперативное подразделение является частью (элементом) ОРО.

    Оперативные подразделения конкретного оперативно-розыскного органа структурированы в соответствующие организационно-административные единицы. Это может быть оперативно-розыскное, оперативно-поисковое, оперативно-техническое, контрразведывательное, разведывательное или информационно-аналитическое отде­ление (группа), отдел, служба, управление, главное управление, департамент, а равно подразделение собственной безопасности и др.

    В различных ОРО неодинаково определены структура оперативных подразделений и их названия, что вызвано спецификой решения конкретных задач ОРД. Перечень оперативных подразделений определяется нормативными правовыми актами соответствующих ОРО, перечисленных в ст. 13 ФЗ об ОРД.

    Важной характеристикой ОРО является его компетенция[22], которая «складывается» из подведомственности ОРО, обязанностей и правомочий органа для достижения целей его деятельности.

    Оперативно-розыскная подведомственность (другое название — предмет сыскно­го, оперативно-розыскного ведения, подведомственность в ОРД) есть разграничение между оперативно-розыскными органами целенаправленной сыскной работы по поиску и обнаружению определенных видов преступлений и лиц, их совершивших. Положения о такой подведомственности разрабатываются в оперативно-розыскной теории.

    Каждый оперативно-розыскной орган, участвуя в реализации целей и решении задач всей ОРД, должен направлять усилия (осуществлять ОРМ) на поиск и обна­ружение не всех преступлений, а вполне определенных. Например, оперативники ФСКН – на выявление признаков совершения преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, оперативники таможенных органов - преступлений в сфере таможенного дела,  оперативники ФСБ— террористических актов и т.д.[23]

    Существует связь оперативно-розыскной подведомственности и подследственности. Подследственность – это отнесение дознания и предварительного следствия по делам об определенных видах преступлений к ведению определенных государственных органов. Подведомственность в ОРД не тождественна подследственности в уголовном судопроизводстве (в частности, к подследственности следователей органов  прокуратуры  отнесено значительное число уголовных дел, однако органы прокуратуры не являются ОРО, а потому к ним не относится подведомственность в ОРД). Вместе с тем с учетом того, что оперативно-розыскная подведомственность пока не нашла четкого отражения в законодательстве, подследственность выступает в качестве определенного ориентира для  сотрудников различных ОРО при заведении ими ДОУ.

    В оперативно-розыскной теории различают следующие три вида оперативно-розыскной подведомственности:

    - предметную;

    - территориальную;

    - персональную.

    Предметная подведомственность определяется уголовно-правовой квалификацией деяния, по которому проводится ОРД, т.е. определяется уголовно-правовым характером общественно опасного посягательства, предупреждение, выявление, пресечение и расследование которого осуществляют в ОРД, и выражается в сыскной квалификации деяния (так называемой «окраске» ДОУ). В зависимости от того к подследственности каких органов отнесен вид преступления в ст. 151 УПК будет определяться, какие ОРО будут заниматься ОРД по этим преступлениям.

    Подвидами предметной подведомственности в ОРД являются:

    исключительная - возможность проводить ОРД по определенным уголовным делам строго определенными ОРО. К исключительной подведомственности, например, оперативных подразделений ФСБ  России относятся ДОУ о шпионаже, государственной измене, разглашении государственной тайны и др.;

    альтернативная. Она предусматривает возможность производства дела опера­тивного учета с определенной «окраской» несколькими оперативно-розыскными органами. Например, дела о квалифицированной контрабанде, террористических актах, организации незаконного вооруженного формирования, организация незаконной эмиграции,  наемничестве могут расследовать ОВД, органы ФСБ, следовательно, ОРД по этим преступлениям могут проводить ОРО всех этих органов. Дела о незаконном обороте наркотиков – ОРО ФСКН, ОВД.

    Территориальная подведомственность в ОРД устанавливается исходя из места совершения преступления (поиска латентных преступлений, розыска лица). Дело оперативного учета ведется оперативным подразделением того района (города, области и т.д.), на территории которого совершено преступление.

    Персональная подведомственность определяется юридическим статусом изучае­мого лица. Лицо, изучаемое в ОРД (изучаемое лицо) – каждый, чье деяние фактически или с достаточной степенью вероятности связано с совершением преступления, а также лица, могущие обладать информацией о таком лице.

    В зависимости от стадии оперативно-розыскного процесса можно выделить следующие виды изучаемых лиц, в отношении которых проводятся ОРМ:

    - лицо проверяемое;

    - лицо разрабатываемое;

    - лицо, состоящие под контролем;

    - лицо разыскиваемое.

    Так, дела оперативного учета о преступлениях военнослужащих Вооруженных Сил РФ ведут, как правило, оперативные подразделения органов безопасности в войсках (военная контрразведка).

    Обязанности и права ОРО.

    Обязанности ОРО – круг возложенных законодателем на них безусловных для выполнения действий, необходимых для достижения целей ОРД и решения ее задач[24].

    Различают две группы обязанностей оперативно-розыскного органа: основные (они изложены в ФЗ об ОРД) и специальные.

    Основные обязанности оперативно-розыскного органа - предусмотренная ФЗ об ОРД та общая часть их обязанностей, которая распространяется одновременно как на конкретный орган, так и на все остальные оперативно-розыскные органы. Непосредственно в ФЗ об ОРД основные обязанности ОРО зафиксированы в предписаниях ст. 14, а также в 1, ч. 2, 4, 5, 7, 9 ст. 5, ч. 3, 4 ст. 8, ч. 4 ст. 12, ч. 3 ст. 18, ч. 3 ст. 13, ч. 3 ст. 16, ч. 2 ст. 17, ч. 3 ст. 18 и ч. 2 ст. 2.

    В ст. 14 предусмотрены следующие основные обязанности ОРО.

    1. Обязанность принимать в пределах своих полномочий все необходимые меры по защите конституционных прав и свобод человека и гражданина, собственности, а также по обеспечению безопасности общества и государства.

    2. Обязанность исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме органа дознания, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству.

    Данная обязанность прямо связана с положениями норм УПК, определяющими права органов дознания, следователя, прокурора и суда давать ОРО отдельные поручения о проведении ОРД (ст. 157, 163, 164 и др.) Требования, поручения и запросы прокурора, следо­вателя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК, обязательны для исполнения все­ми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами (ст. 21 УПК). Отдельные следственные действия практичес­ки не могут быть проведены без участия оперативных подразделений, например контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК).

    Поручения, указания и решения адресуются компетентному ОРО, а не его должностным лицам. Исключение может составлять работа в составе одной следственно-оперативной группы (СОГ). В этом случае поручения следователя, который руководит рассле­дованием, обязательны для оперативного сотрудника. В поручении не может определяться вид и тактика проведения ОРМ. Выбор средств, методов и тактических приемов решения поставленных за­дач является прерогативой ОРО, а определение исполнителей по­ручения - руководителей этих органов.

    3. Обязанность выполнять на основе и в порядке, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, запросы соответствующих международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств.

    Россия является участником многих международных договоров о сотрудничестве в сфере предупреждения и раскрытия преступлений, которые содержат нормы о применении специальных методов рас­следования и другие меры, имеющие прямое или косвенное отноше­ние к ОРД. Предусмотренные рядом конвенций уголовно-правовые и Уголовно-процессуальные меры борьбы с преступностью реализу­ются при помощи именно оперативно-розыскных средств и методов.

    Государства - участники международных договоров осуществля­ют свои обязательства в соответствии с принципами суверенного равенства и территориальной целостности государств и принципом невмешательства во внутренние дела других государств. Государ­ства-участники не наделяются правом осуществлять на территории другого государства юрисдикцию и функции, которые входят ис­ключительно в компетенцию органов этого другого государства в соответствии с его внутренним законодательством.

    В этой связи в международных договорах и российских норма­тивных правовых актах предусмотрено проведение ОРД на основа­нии международных запросов правоохранительных органов.

    Запросы международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и спецслужб иностранных государств согласно ст. 7 ФЗ об ОРД являются основанием для проведения ОРМ. Поэтому выполнение на основе и в порядке, предусмотрен­ных международными договорами РФ, запросов соответствующих международных правоохранительных организаций, правоохрани­тельных органов и специальных служб иностранных государств яв­ляется одной из обязанностей ОРО.

    Запросы направляются в письменной форме или с помощью лю­бых средств, предоставляющих возможность составить письменную запись. При чрезвычайных обстоятельствах и в случае согласования государствами-участниками запросы могут быть переданы и в устной форме, но с последующим их письменным подтверждением.

    Требования к запросам о правовой помощи по борьбе с различ­ными видами преступлений изложены в различных конвенциях и соглашениях, в которых участвует РФ.

    4. Обязанность информировать другие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации, о ставших известными фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции этих органов, и оказывать этим органам необходимую помощь.

    В соответствии со ст. 1, 6-8, 13 ФЗ об ОРД оперативные под­разделения ОРО осуществляют эту деятельность в пределах своих полномочий. Исходя из этого в случаях, когда им стало известно о фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции других ОРО, они обязаны проинформировать их об этом и оказать необходимую помощь.

    Реализация ст. 14 ФЗ об ОРД не только осуществляет предписа­ния о компетенции субъектов ОРД, но и стимулирует межведом­ственное взаимодействие ОРО. Обмен информацией происходит с соблюдением мер конспирации, сохранением в тайне источников этой информации. Обмен информацией и межведомственное вза­имодействие обусловлены и характером проводимых ОРМ. Напри­мер, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сооб­щений, прослушивание телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре могут быть проведены лишь с использованием оперативно-технических сил и средств ФСБ, ОВД или ФСКН. Поэтому взаимодействие является обязательным условием их проведения в по­рядке, определенном межведомственными соглашениями и норма­тивными актами.

    Механизмы такого взаимодействия раскрыты, например, в меж­ведомственной Инструкции по взаимодействию правоохранительных органов РФ при расследовании и раскрытии преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности России, утвержденной совместным приказом Генеральной прокуратуры, МВД, ФСБ, ГТК РФ от 25 ноября 1997г. № 69/777/425/700[25]. Эти механизмы можно рассматривать как универсальные, при­годные не только для борьбы с преступными посягательствами на культурные ценности, но и с другими преступлениями.

    5. Обязанность соблюдать правила конспирации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

    6. Обязанность содействовать обеспечению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, безопасности и сохранности имущества своих сотрудников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим ОРД, участников уголовного судопроизводства, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посягательств.

    Положения ст. 14 ФЗ об ОРД корреспондируются с положени­ями ФЗ  от 20 августа 2004 № 119 «О государственной защите свидетелей, потерпевших и иных участников уголовного судопроизводства», который устанав­ливает порядок защиты указанных категорий лиц[26]. К тому же ст. 14 ФЗ об ОРД содержит отсылочную норму, обязывающую содейство­вать обеспечению мер защиты в порядке, установленном законо­дательством РФ.

    Под мерами безопасности понимаются предусмотренные зако­ном меры, направленные на обеспечение защиты жизни и здоро­вья защищаемых лиц и сохранности их имущества органами, обес­печивающими безопасность. К таким мерам, в частности, относят­ся: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещение об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение внешности, изменение места ра­боты (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов, применение дополнительных мер безопаснос­ти в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе пере­вод из одного места содержания под стражей или отбывания нака­зания в другое.

    При наличии данных о реальной угрозе убийства защищаемого лица, насилия над ним, уничтожения или повреждения его имуще­ства в связи с участием в уголовном судопроизводстве в отношении защищаемого лица могут применяться также другие меры безопас­ности, предусмотренные законодательством РФ (ст. 6 ФЗ № 119).

    ОРД по отношению к указанным выше мерам носит обеспечи­вающий характер. Именно посредством проведения ОРМ можно установить данные об угрозе убийства или насилия в отношении защищаемого лица, уничтожении или повреждении его имущества. При помощи оперативно-розыскных средств и методов становит­ся возможным обеспечить реальную безопасность, поскольку если посягательство на личность защищаемого лица или на его имуще­ство уже состоялось, то и средства обеспечения безопасности уже теряют практическое значение при наличии соответствующих по­следствий такого посягательства  необходимо применять меры со­циальной поддержки, которые являются компенсацией за причи­ненный вред или ущерб.

    В процессе обеспечения мер безопасности возможно  выявле­ние преступлений, связанных с разглашением сведений о мерах бе­зопасности, применяемых в отношении указанных в законе лиц (ст. 311 УК).

    Специальные или «ведомственные» обязанности оперативно-розыскного ор­гана - часть их обязанностей, распространяющихся только на отдельный ОРО. Для него они безусловны для выполнения, а для других оперативно-розыскных органов - нет. Эти обязанности оперативно-розыскного органа зафиксированы в «ведомствен­ных» федеральных законах (для органов милиции — ст. 10 и др. Закона «О милиции», для органов ФСБ - ст. 12 и др. Федерального закона о ФСБ и т.п.), Положениях об оперативно-розыскных органах (например, Положение о ФСБ, утвержденное Указом Президента РФ от 11 августа 2003 г. № 960) и некоторых других открытых нормативных актах.

    В оперативно-розыскной теории выработаны следующие требования к обязан­ностям и правам оперативно-розыскных органов:

    - они должны устанавливаться исключительно в открытых нормативных право­вых актах, в основном, законодательных;

    - в нормативных правовых актах должен быть соблюден баланс обязанностей и прав конкретного оперативно-розыскного органа;

    -все связанные с реализацией обязанностей или прав действия и решения орга­нов, осуществляющих ОРД, законны только при условии их направленности на решение задач и достижение целей ОРД;

    - при коллизии основной и специальной обязанностей (права), изложенных в разных законодательных актах и непосредственно касающихся осуществления ОРД, должны применяться правила основных обязанностей (права), зафиксированные в ФЗ об ОРД.

    Права ОРО – есть круг предоставленных законодателем ОРО возможностей для надлежащего исполнения обязанностей по достижению целей ОРД и решения ее задач[27].

    Различают две группы прав: общие и специальные.

    Общие права – это предусмотренный ФЗ об ОРД основной круг прав, который распространяется на всех ОРО. Такие права предусмотрены в ст. 15 ФЗ об ОРД, которая определяет наиболее общие группы прав ОРО; соответственно, права этих органов не ограничиваются предписаниями указанной статьи, а изложены и в иных нормах ФЗ об ОРД и других ФЗ об ОРД: 1, ч. 3 ст. 6, ч. 4, 5 и 7 ст. 5, ч. 3 ст. 9, ч. 7 ст. 5, ч. 2 ст. 7, ч. 2, 4, 8 ст. 8, ч. 6 ст. 9, ч. 1 ст. 10, использовать результаты ОРД согласно правилам ч. 1, 2 ст. 11, ч. 2, 4 ст. 12, ч. 4 ст. 12, ч. 5 ст. 13, ч. 2 ст. 17, ч. 7 ст. 18.

    Кратко проанализируем права ОРО, указанные в ст. 15 ФЗ об ОРД.

    1. Право проводить гласно и негласно ОРМ, перечисленные в статье 6 ФЗ об ОРД, производить при их проведении изъятие предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ.

    Как уже отмечалось, ОРО имеют право на проведение ОРМ как гласно, так и негласно. Гласное проведение ОРМ предполагает вы­полнение действий, образующих содержание мероприятия, при ко­торых не скрываются ни факт ОРМ, ни субъекты, его осуществля­ющие, ни истинные цели этого мероприятия. При проведении ОРМ негласно от их объектов и иных лиц скрывается сам факт осуще­ствления действий, образующих ОРМ, а также личность субъектов, их проводящих.

    Вместе с тем элементы гласности присутствуют в различных ОРМ. Например, невозможно представить себе негласный опрос потенци­альных свидетелей на месте совершения преступления или неглас­ное наведение справок при направлении официальных запросов на предприятия, в учреждения, организации. Элементы гласности в той или иной мере присутствуют и в других ОРМ, даже таких, казалось бы, сугубо негласных, как прослушивание телефонных переговоров, проверочная закупка, контролируемая поставка, оперативное внедрение или оперативный экспери­мент. Нередко они, начинаясь негласно, в процессе их проведения переходят в гласную форму.

    Ряд ОРМ непосредственно связан с выявлением предметов и документов, которые могут быть использованы в качестве веществен­ных доказательств (прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических кана­лов связи, и др.), а также с их использованием в про­цессе проведения ОРМ (оперативный эксперимент, контролируемая поставка). При осуществлении ОРМ могут быть обнаружены и пред­меты, изъятые либо ограниченные в свободном обороте. В этой свя­зи при проведении ОРМ их субъекты вправе производить изъятие предметов, материалов и сообщений[28].

    Изъятие предметов и материалов осуществляется для обеспече­ния их сохранности, исследования, предупреждения преступлений, документирования преступных действий. В зависимости от целей изъятия оно может быть как гласным, так и негласным.

    Изъятие предметов и материалов может осуществляться в ре­зультате проведения ОРМ либо являться составной частью меро­приятия (например, сбора образцов для сравнительного исследова­ния).

    Положение ст. 15 ФЗ об ОРД относительно порядка изъятия в ходе проведения ОРМ наркотических средств определяет Инструкция о по­рядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психо­тропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, на­ходящихся под специальньм контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а так­же их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения, утвер­жденная совместным приказом МВД России, Минюста России, Мин­здрава России, Минэкономики России, ГТК России, ФСБ России, ФПС России от 9 ноября 1999 г. № 840/320/388/472/726/530/585[29].

    Инструкция разработана в соответствии со ст. 8, 29, 36, 47 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», п. 1, 3, 4, 6, 8, 9 и 10 Постановления Правительства РФ от 18 июня 1999 г. № 647 «О порядке дальнейшего использования или уничтожения нар­котических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а так­же инструментов и оборудования, которые были конфискованы или изъяты из незаконного оборота либо дальнейшее использование кото­рых признано нецелесообразным».

    Инструкцией устанавливается единый порядок изъятия из неза­конного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, утвержденный Постанов­лением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. № 681, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и исполь­зуемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи для дальнейшего использования в целях, предусмотренных законодатель­ством РФ, и уничтожения. Требования Инструкции распространя­ются также на сильнодействующие и ядовитые вещества.

    Положения ст. 15 ФЗ об ОРД, относящиеся к сфере связи, не­обходимо рассматривать в одном блоке с нормами ФЗ «О связи» и «О почтовой связи», а также Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2005 г. №221, Порядка осуществления государственного надзора за деятельностью в области связи, утвержденного Постановлением Пра­вительства РФ от 2 марта 2005 г. № ПО, Типового положения о тер­риториальном органе Федеральной службы по надзору в сфере связи, Утвержденного приказом Министерства информационных технологий и связи РФ от 9 июля 2004 г. № 1[30].

    В соответствии со ст. 64 ФЗ «О связи» операторы связи обязаны оказывать в установленных законодательством случаях и порядке содействие правоохранительным органам при проведении ОРМ.

    2. Право устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие ока­зывать содействие на конфиденциальной основе ОРО, корреспон­дируется с положениями ст. 16 ФЗ об ОРД, определяющей содей­ствие граждан органам, осуществляющим ОРД[31].

    3. Использовать в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по договору или устному соглашению служебные помещения, имущество предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилые и нежилые помещения, транспортные средства и иное имущество частных лиц.

    Это право связано с решением вопросов конспирации ОРД, зашифровки проведения ОРМ, сохранения в тайне конфиден­циального содействия граждан ОРО и др. При реализации рассмат­риваемого права ОРО может, например, осуществляться наблюде­ние за объектом из помещения, здания, сооружения или транспорт­ного средства, обеспечиваться конспиративная встреча с лицом, внедренным в преступную группу или оказывающим негласное со­действие ОРО, проводиться засада и последующее задержание пре­ступника с поличным, оперативный эксперимент и др.

    Служебные помещения, имущество предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилые и нежилые помеще­ния, транспортные средства и иное имущество частных лиц соглас­но ФЗ об ОРД могут использоваться на основании заключенного договора или устного соглашения. Это зависит от вида использу­емого объекта, длительности его использования, согласия собствен­ника или владельца. Данное положение соответствует и нормам ГК, в соответствии с которым форма соглашения может быть как уст­ной, так и письменной. Договор может быть как возмездным, так и безвозмездным, это связано с тем, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответству­ющего условия предписано законом или иными правовыми акта­ми (ст. 421 ГК).

    4. Право использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе.

    Смысл ОРД в целом и конкретные цели отдельных ОРМ, осно­ванных на разведывательных методах, требуют сокрытия принадлеж­ности их участников к субъектам ОРД. Отчасти это и достигается пу­тем использования указанного права.

    Под зашифровкой понимается комплекс мероприятий (организаци­онных, тактических, психологических, поведенческих и др.), обеспечи­вающих сохранение в тайне проводимых ОРМ, принадлежность к ОРО их участников, а также предприятий, учреждений, организаций и их функционального назначения. Зашифровка таких объектов обеспечи­вается совокупностью специальных средств и методов. Наличие до­кументов оперативного прикрытия является составной (как основ­ной, так и вспомогательной) частью зашифровки, обеспечивающей дополнительные гарантии безопасности участников ОРМ, услови­ем эффективности проводимых ОРМ.

    Зашифровка сил и средств ОРД обеспечивается при помощи ре­ализации выбранной легенды прикрытия, соответствующего ей по­ведения, внешних атрибутов участника мероприятия, необходимых документов, проведения обеспечивающих мероприятий по закреп­лению легенды, приданию ей убедительности, правдоподобности. Документы, зашифровывающие личность должностного лица и кон­фидентов, ведомственную принадлежность предприятий, учрежде­ний, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств, по смыслу ФЗ об ОРД могут быть использованы лишь не­посредственно в ОРД для реализации целей и задач этой деятель­ности. Использование документов в иных целях не образует рассматриваемого права ОРО. ОРД предполагает в отдельных случаях полную зашифровку должностных лиц и конфидентов, их местонахождения, характера дея­тельности и др. Это означает, что может скрываться не только ве­домственная принадлежность к ОРО, но и их анкетные данные, ме­сто рождения и жительства, место работы, профессия, должностное положение и т.п. Помимо использования документов прикрытия это достигается путем использования легендированных объектов, под оперативным прикрытием которых действуют участники ОРД.

    5. Право создавать в установленном законодательством Российской Федерации порядке предприятия, учреждения, организации и подразделения, необходимые для решения задач, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

    Законодатель определяет, что указанные структуры могут созда­ваться в порядке, предусмотренном законодательством РФ. Соответ­ственно, при создании и функционировании отдельных легендиро­ванных объектов применяются на общих основаниях нормы ГК. Со­зданию легендированного, как и любого другого  предприятия должны предшествовать разработка пакета учредительных документов, реги­страция в едином государственном регистре юридических лиц, по­становка на учет в налоговом органе, открытие расчетного счета в банке и регистрация в юридическом отделе районной (городской) ад­министрации и др. Для обеспечения функционирования предприя­тия в соответствии с законодательством должны осуществляться под­бор персонала, хозяйственная деятельность, финансовые расчеты и т.д. независимо от цели и реального назначения этого объекта.

    Функционирование легендированных юридических лиц предпо­лагает осуществление ими какой-либо хозяйственной (коммерчес­кой) или иной деятельности, сотрудничество с организациями, гражданами, финансовыми органами и др., что влечет необходи­мость выполнения принятых на себя обязательств, а в отдельных случаях — и гражданско-правовой ответственности по ним.

    Исходя из анализа задач ОРД в их преломлении к деятельности ОРО следует, что такие легендированные объекты должны созда­ваться прежде всего в интересах предупреждения, пресечения и рас­крытия преступлений, а также выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Однако цели создания объектов в качестве легендированных довольно разнооб­разны и не ограничиваются только решением задач, прямо преду­смотренных ФЗ об ОРД, а могут использоваться для решения вспо­могательных задач ОРД.

    В качестве целей использования легендированных объектов мо­гут быть: легендирование деятельности оперативных подразделе­ний; обеспечение конспирации и собственной безопасности опе­ративных подразделений; сбор, обработка негласной информации; документирование преступной деятельности, задержание преступ­ников с поличным; зашифровка негласных мероприятий; обеспе­чение безопасности сотрудников оперативных подразделений; вве­дение объектов ОРД в заблуждение относительно характера и це­лей действий оперативного аппарата либо побуждение их к определенным поступкам и др.

    Неисполнение законных требований должностных лиц ОРО либо воспрепятствование ее законному осуществлению влечет от­ветственность, предусмотренную законодательством РФ.

    Специальные («ведомственные») права ОРО - это права, которые предоставлены отдельным ОРО и  изложенные в других нормативно-правовых актах (например, ст. 11 Закона «О милиции», ст. 9-11.2, 13, 14 закона о ФСБ, ст. 11, 15 Федерального закона от 06.03.2006 г «О противодействии терроризму» и некоторых других открытых нормативных актах)[32].

    Несмотря на разграничение компетенции различных ОРО и наличие специальных полномочий для ОРД характерно межведомственное взаимодействие и международное сотрудничество[33].

    Должностные лица оперативно-розыскных органов

    Должностное лицо ОРО – его сотрудник, который реализует функции, представителя власти в области непосредственного осуществления ОРД, ее организации и контроля над ней.

    По функциональным обязанностям должностных лиц ОРО можно условно разделить на следующие группы:

    - непосредственно осуществляющие ОРД (оперативные сотрудники, другое название – оперативник, оперативный работник, сыщик);

    - организующие и руководящие осуществлением ОРД (руководители оператив­ных подразделений, руководители оперативно-розыскного органа и др.);

    - контролирующие ОРД (руководители, сотрудники инспектирующих подразде­лений и т.д.).

    Оперативных сотрудников можно классифицировать по разным критериям..

    1. По принадлежности к соответствующему ОРО различают оперативников: ОВД (сотрудников уголовного розыска, подразделений по борьбе с организованной преступностью, экономическими и налоговыми преступлениями и т.п.); органов ФСБ (контрразведчики, разведчики, оперативники-пограничники и др.), ФСКН РФ и т.д. ФЗ об ОРД предоставляет равные полномочия всем оперативникам вне зависимости от их ведомственной принадлежности.

    2. По характеру осуществляемой ОРД, в частности, различают:

    • так называемых агентуристов, т.е. работающих в основном с агентами (подбор, обучение, ввод, контакты, вывод, меры безопасности);
    • осуществляющих личный сыск, т.е. непосредственно (как гласно, так и конфиденциально) ищущих и выявляющих преступления и лиц, их совершивших;
    • сотрудников оперативно-поисковых подразделений  (наружного наблюдения, поиск пропавших без вести);
    • сотрудников оперативно-технических подразделений (техническое обслуживание ОРМ: установка, обслуживание, снятие оборудования, съем информации и т.п.);
    • оперативников-аналитиков.

    3. По форме осуществляемой деятельности:

    • гласный оперативный состав;
    • негласный оперативный состав.

    4. По дискретности полномочий среди оперативников выделяют:

    • реализующие полномочия самостоятельно (например, оперативники, работающие с агентами);
    • реализующие полномочия в основном по заданию других оперативных сотрудников и служб (например, сотрудники наружного наблюдения).

    Для выполнения своих функций оперативники наделены конкретными правами и обязанностями.

    Различают две группы прав оперативного сотрудника: общие и специальные.

    Общие права – это предусмотренный ФЗ об ОРД основной круг прав, который распространяется на оперативников всех ОРО. Такие права предусмотрены в ст. 15, а также в  ст. 1, ч. 4, 5 и 7 ст. 5, ч. 3 ст. 6, ч. 2 ст. 7, ч. 1, 3, 4 и 8 ст. 8, ч. 3 и 6 ст. 9, ч. 1 ст. 10, ч. 1 и 2 ст. 11, ч. 2 и 4 ст. 12, ч. 1, 3 и 5 ст. 13, ч. 4 ст. 16, ч. 3 ст. 17, ч. 7 ст. 18.

    Специальные («ведомственные») права оперативника - это часть его прав, которые распространяются только  на  оперативных сотрудников  конкретного  ОРО. Эти права оперативника зафиксированы (как и их обязанности): в «ведомственных» федеральных законах (для сотрудников милиции - ст. 10, 11-18, 20 Закона о милиции, для ФСБ - ст. 13-17 Федерального закона «О федеральной службе безопасности» и т.п.); соответствующих Положениях об оперативно-розыскных органах (например, Положение о Федеральной таможенной службе, утвержденное постановлением Правительства РФ от 21 августа 2004 г. № 429); других открытых нормативных правовых актах.

    Обязанности оперативника - это круг возложенных на него законодателем безусловных для выполнения действий, необходимых для достижения целей ОРД и решения ее задач. Различают две группы обязанностей оперативного сотрудника: общие (они изложены в ФЗ об ОРД) и специальные.

    Общие обязанности оперативника - это предусмотренный ФЗ об ОРД основ­ной круг их обязанностей, которые распространяются на оперативников всех опера­тивно-розыскных органов. Они закреплены в ст. 14, а также в ст. 1, ч. 2,4,5, 7 и 9 ст. 5, ч. 3 и4 ст. 8, ч. 4 ст. 12, ч. 3 ст. 13, ч. 3 ст. 16, ч. 2 ст. 17, ч. 3 ст. 18 и ч. 2 ст. 21 ФЗ об ОРД.

    Специальные («ведомственные») обязанности оперативника - это часть их обязанностей, которые распространяются только на оперативных сотрудников конкретного оперативно-розыскного органа. Эти обязанности оперативника зафиксированы: в «ведомственных» федеральных законах (для органов внутренних дел — За­коне о милиции, для ФСБ — Федеральном законе «О федеральной службе безопас­ности» и т.п.); соответствующих Положениях об оперативно-розыскных органах (например, Положение о МВД России, утвержденное Указом Президента РФ от 18 июля 1996 г. № 1039); других открытых нормативных правовых актах.

    1.5. Лица, содействующие оперативно-розыскным органам

    Содействие в осуществлении ОРД - это оказы­ваемая оперативно-розыскному органу в решении задач ОРД помощь людьми, ко­торые не являются кадровыми сотрудниками (оперативниками и др.) этого опе­ративно-розыскного органа. Данное содействие многогранно и разнообразно. Об­разно можно сказать, что оно является помощью народа правоохранительным органам в борьбе с преступностью.

    Глава 4 ФЗ об ОРД называется «Содействие граждан органам, осуществляющим ОРД». Согласно ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в том числе по контракту. Эта норма, а также п. 2 ст. 15 ФЗ об ОРД, ст. 19 ФЗ о ФСБ, п. 32 ст. 11 Закона «О милиции» содержат правовую основу для привлечения граждан (иностранных граждан, лиц без гражданств аи др. лиц) для сотрудничества с ОРО[34]. 

    Для факта признания содействия лица ОРО необходимо не только желание самого лица, но и принятие решения пред­ставителя оперативно-розыскного органа на привлечение этого лица к содействию.

    Лицо, привлеченное к осуществлению ОРД, становится субъектом ОРД со всеми вытекающими из этого факта правовыми последствиями: такое лицо наделяется  соответствующими обязанностями и правами в области осу­ществления ОРД, несет определенную юридическую ответственность за недобросовестное выполнение взятых обязательств. Кроме того, такое лицо находится под защитой государства (ч. 1 ст. 18 ФЗ об ОРД).

    В зависимости от формы содействия в осуществлении ОРД выделяют следующие виды содействия[35]:

    1) анонимное содействие;

    2) гласное содействие;

    3) негласное (конфиденциальное) содействие.

    При анонимном содействии лицо представляет соответствующую информацию и остается при этом анонимом для ОРО, т.е. не желает раскрыть свое имя и участвовать в уголовном процессе. Основная его особенность в том, что лицо, вступившее в анонимное отношение, лишает оперативника возможности использовать его в решении других задач, и тем более в качестве свидетеля.

    Информация при анонимном содействии может передаваться по телефону, в письменной форме, а также в ходе встреч с оперативным сотрудником. Примером анонимного содействия является сообщение по телефону или в письменной форме информации о местонахождении разыскиваемых преступников и без вести пропавших граждан, сообщение о подготовке лицами преступлений, информации об обстоятельствах совершенного преступления и другой информации, имеющей значение для борьбы с преступлениями. 

    Гласное содействие в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий может  выражаться в оказании содействия субъектам ОРД путем участия лица в проверочной закупке наркотиков в качестве «покупателя», в проведении, например, наблюдения за действиями и поступками налоговых инспекторов, обоснованно подозреваемых в  злоупотреблении служебным  положением при  проверке  правильности  исчисления доходов и уплаты налогов физическими и юридическими лицами, сборе образцов документов для сравнительного исследования, отождествлении личностей (путем просмотра фотографий), подозреваемых в коррумпированных связях с представителями налоговой службы и органов налоговой полиции.

    Гласность содействия не означает, что об этом известно окружающим в момент содействия. Гласность содействия означает, что сотрудничество не имеет секретного режима, ОРО не предпринимаются специальные меры, обеспечивающие тайность содействия, не обеспечивается безопасность сотрудничающего лица, у такого лица нет четких обязанностей, нет контракта, он не обязан скрывать свое сотрудничество, а в последствии содействующее лицо может раскрыть факт содействия, выступая свидетелем в уголовном судопроизводстве. Возможность использовать содействующего лица, предоставившего информацию, в качестве свидетеля - это основное преимущество гласного содействия.

    Негласное сотрудничество – это сотрудничество с ОРО, при котором эти органы принимают специальные меры для обеспечения тайности факта сотрудничества. Эти меры могут выражаться, например, в легендировании негласного сотрудника (использование вымышленных сведений о личности: вымышленных связей и знакомств лица, вымышленной информации о судимостях, образовании, трудовой деятельности и др.),  в специальных способах и приемах встреч негласного сотрудника с оперативником (например, на конспиративной квартире), в специальных способах передачи информации ОРО и др. (такие меры в первую очередь применяются к лицам, содействующим ОРО в форме агентурного метода сотрудничества). Конфиденциальное сотрудничество наступает с момента договоренности сторон и прекращается  по  желанию одной из них либо при наличии оснований, установленных законом.

    Придание гласности сведений о лицах оказывающих или оказывавших содействие на конфиденциальной основе, допускается только с их согласия в письменной форме, за исключением предоставления о них сведений надзирающему прокурору в случаях, требующих их привлечения к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 21 ФЗ об ОРД).

    Негласное  сотрудничество  граждан  с ОРО может осуществляться на контрактной и бесконтрактной основе.

    При негласном сотрудничестве на бесконтрактной основе оформляется письменное согласие гражданина или согласие фиксируется иным способом (аудиозапись вербовочной беседы). Такое сотрудничество выражается, например, в участии лица в проверочной закупке в качестве «покупателя» наркотических средств, в предоставлении ОРО имеющейся у источника информации, принадлежащих ему служебных или жилых помещений, в консультировании по методике и тактике осуществления оперативно-розыскных мероприятий и т.п.

    Сущность контрактной формы сотрудничества заключается в оформлении письменного договора (контракта). Оперативно-розыскной контракт – документально оформленный договор между соответствующим оперативным подразделением (в лице оперативника) и конкретным совершеннолетним дееспособным гражданином со взаимными обязательствами, возникающими в связи и по поводу необходимости реализации целей ОРД и решению ее задач, который влечет определенные юридические последствия для обеих сторон[36].

    Данная форма сотрудничества стимулирует устойчивость отношений, их длительность и гарантию оплаты труда. Эта категория конфидентов выполняет наиболее сложные разведовательно-поисковые функции, например, на объектах налогообложения, в среде лиц, подозреваемых в совершении налоговых преступлений, коррумпированных  чиновников,  в организованных  преступных группировках.

    Контракт от имени ОРО подписывают руководители, определяемые ведомственными  нормативными актами. Другой стороной может быть совершеннолетнее дееспособное лицо, независимо от его гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений (ч. 2 ст. 17 ФЗ об ОРД).

    Запрещается использовать конфиденциальное содействие на контрактной основе депутатов, судей, прокуроров, недееспособных, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных организаций (ч. 3 ст. 17 ФЗ об ОРД). Запрещается всякое негласное сотрудничество адвокатов с ОРО (ч. 5 ст. 6 ФЗ об адвокатуре).

    Контракт оформляется в письменной форме и является юридическим фактом, влекущим возникновение специфических оперативно-розыскных отношений.

    В таком контракте отражается цель сотрудничества (предмет договора), его сроки, взаимные права и обязанности в связи и по поводу решения задач ОРД, условия возмездности, срок действия, условия продления или  расторжения контракта и т.д.

    В общих положениях указывают, какие обязательства принимают на себя стороны по решению задач ОРД. Специально оговаривают особенности действия сторон. В  частности, конфидент указывает, в чем состоит его содействие при подготовке или проведении ОРМ. Перечень взаимных договорных обязательств индивидуален и зависит от ряда условий: личных качеств конфидента, характера выполняемых им заданий, его реальных возможностей по оказанию содействия и т.п. В контракте запрещается излагать сведения, составляющие государственную тайну.

    В этом документе также указывают[37]:

    - в какой форме (устно, письменно, в виде образцов документов, изделий и т.д.) конфидент будет предоставлять информацию;

    - обязательства ОРО в создании благоприятных условий для выполнения конфидентом заданий, в его обучении и подготовке (специальной, психологической и др.).

    - пределы использования результатов ОРД, полученных с участием конфидента, условия о сохранении сведений, составляющих государственную тайну, о которых стало известно конфиденту при сотрудничестве, и т.п.;

    - перечисляют обязательства, связанные с обеспечением личной безопасности конфидента, безопасности членов его семьи, близких и др.;

    - меры социального обеспечения конфидента и (или) членов его семьи и близких, а также другие обстоятельства в соответствии с ФЗ об ОРД и гражданским законодательством;

    - вид, размер и порядок вознаграждения конфиденту за выполнение взятых им обязательств (например, повременная оплата или разовые вознаграждения конфиденту), вместе с тем в контракте может быть предусмотрена и отражена какая-либо иная форма возмездности (например, предоставление работы или помощь в ее приобретении, передача в собственность движимого или недвижимого имущества, выдача соответствующих документов);

    - порядок возмещения понесенного в связи с подготовкой или проведением ОРМ материального или морального вреда и др. (например, ограничение какого-либо права конфидента на тот или иной срок после окончания сотрудничества).

    Условия и требования к порядку заключения контракта с конфидентами излагается в нормативных правовых актах конкретного ОРО. Предусмотренные в контракте обязанности и права сторон не должны отменять или ущемлять те из них, которые предусмотрены ФЗ  об ОРД (ст. 14, 15, 17 и др.).

    Содержание контракта должно быть понятно и недвусмысленно изложено. Как правило, письменный текст контракта составляется в двух экземплярах, подписывается обеими сторонами: конфидентом и руководителем ОРО (причем агент вправе получить один из экземпляров контракта). Подписи скрепляются оттиском гербовой печати соответствующего ОРО.

    Действие контракта прекращается по истечении обговоренного срока или, при наличии основания для досрочного расторжения, - досрочно.

    Досрочное расторжение контракта. Оно допустимо по различным основаниям. Типичными являются: а) досрочная реализация цели, ради которой заключался контракт; б) объективное изменение оперативной обстановки (заболевание конфидента, утрата им оперативных возможностей, приобретение конфидентом статуса депутата, судьи, прокурора, адвоката, священнослужителя или полномочного представителя официально зарегистрированного религиозного объединения и др.); в) неисполнение условий контракта одной из сторон.

    Инициировать досрочное расторжение вправе обе стороны. Например, конфидент может по собственной инициативе расторгнуть контракт в случае невыполнения другой стороной одного или нескольких обязательств, предусмотренных контрактом. Основанием же для досрочного расторжения контракта с конфидентом со стороны ОРО является: а) разглашение сведений о факте и содержании конфиденциального сотрудничества (в частности, объекту оперативной заинтересованности); б)  совершение конфидентом преступления или использование конфиденциального сотрудничества для сокрытия преступной деятельности; в) предоставление заведомо ложной информации; г) умышленное искажение оперативно значимой информации или ее сокрытие; д) уклонение от сотрудничества под различными предлогами и др.

    В зависимости от направления использования конфидентов, т.е. в зависимости от задач, решаемых негласными сотрудниками, условно выделяют оперативное обслуживание и участие в оперативной разработке[38].

    Оперативное обслуживание - создание и использование агентурного аппарата, обеспечивающего получение первичной информации о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес на обслуживаемой территории, объекте, линии работы, что  должно обеспечить  выявление лиц, подлежащих разработке. Оперативное обслуживание также предлагается определять, как систему мер наблюдения, слежения за объектами с целью своевременного реагирования на негативные изменения оперативной обстановки[39].

    Получения первичной информации достигается правильной, обоснованной расстановкой негласных источников, нацеленной на выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес. Это направление характеризуется экстенсивным вовлечением в негласное содействие граждан. Такие источники, которых принято называть «объектовыми», находятся в стадии ожидания, слежения за оперативной обстановкой. Это стратегическое направление использования лиц для задач ОРД.

    Такое содействие обычно негласное, может быть однократным, кратковременным или периодическим, возмездным или безвозмездным. Такое содействие определяется ведомственными нормативными актами как оперативный контакт.  Под оперативным контактом понимается установление негласных отношений с лицами, которые периодически представляют информацию  оперативно-розыскного характера[40].

    Оперативный контакт как разновидность использования конфиденциального содействия граждан  позволяет оперативнику иметь широкий круг информаторов, не обременяя себя формальными требованиями, предусмотренными нормативными актами по отношению к другим категориям негласных сотрудников («контрактным» сотрудникам).

    Содействие в форме оперативного обслуживания может перетекать в содействие в форме непосредственного участия в оперативной разработке.

    Непосредственное участие в оперативной разработке - использование лиц для фиксации действий проверяемых, разрабатываемых с целью сбора фактических данных, обеспечивающих достижение поставленной цели в рамках конкретного дела оперативного учета. Этот вид содействия еще определяют как использование агентов для получения или реализации информации при ОРМ в отношении конкретных лиц с целью предупреждения, раскрытия преступлений, розыска скрывшихся преступников и лиц, пропавших без вести[41].

    При этом виде содействия происходит вовлечение конфидентов в решение конкретных задач конкретного дела оперативного учета. Это направление содействия следует считать тактическим. Оно характеризуется, как правило, интенсивным использованием содействующих лиц с четко выраженной целью - сбор фактических данных, обеспечивающих достижение поставленной цели.

    Выделяются две формы такого участия - в форме содействия (простая форма конфиденциального содействия) и в форме сотрудничества (сложная форма конфиденциального содействия). В каждой из указанных форм можно выделить наиболее типичные ситуации участия граждан в обеспечении решения задач ОРД.

    Так, для формы содействия характерно оказание помощи безвозмездно, без контракта, не на постоянной основе (однократно или периодически), как правило, возможна гласная форма содействия.

    Примером сотрудничества в этой форме является участие потерпевших в конкретных ОРМ. Например, лицо, у которого вымогается взятка, участвует в оперативном эксперименте по фиксации факта вымогательства и получения взятки, для этого ему могут выдаться технические средства (микрофон, видеокамера и др.). Такое лицо в дальнейшем при допросе в качестве свидетеля по уголовному делу может раскрыть факт сотрудничества.

    Для этой формы также характерно участие специалиста (т.е. лица обладающего специальными знаниями, которыми не обладают большинство людей) в проведении ОРМ по ДОУ.

    ОРО могут использовать специалистов для следующих целей:

    • консультативной, справочной помощи;
    • производства исследований материальных объектов;
    • оказания технической помощи оперативным работникам в проведении ОРМ;
    • производства ревизий и аудиторских проверок.

    Например, специалист в банковских операциях, работающий в банке сотрудничает с ОРО с целью выявления признаков преступления в банковской сфере: копирует и передает ОРО документы, сообщает информацию о «необычных» операциях и др. Содействовать ОРО может специалист в медицине с целью выявлять преступные нарушения профессиональных обязанностей коллег. При проведении такого ОРМ, как наведение справок о том или ином лице, могут потребоваться самые различные познания - из области медицины, психологии и др.

    Специалист - участники ОРМ - в дальнейшем, как и оперативник, может быть допрошен по уголовному делу.

    Для формы сотрудничества свойственно постоянное долговременное, негласное, контрактное сотрудничество граждан. Для этой формы характерно сотрудничество в форме агентурного метода, т.е. использование граждан, не являющихся сотрудниками ОРО, в качестве агентов[42]. Эти категории негласных сотрудников занимают

    главенствующее место в процессе обеспечения решения задач по ДОУ.

    Агентурный метод имеет ярко выраженный разведывательно-поисковый характер, что проявляется  в задачах, которые ставятся перед агентами, и основных положениях работы с ними.

    Характерные особенности агентурного метода:

    1. Сотрудничество в негласной форме, долговременное, контрактное, часто возмездное;

    2.  Задачами агентов, в частности, являются:

    • выявлять лиц, подготавливающих, совершающих, совершивших преступление, входить к ним в доверие и «наблюдать изнутри» за формированием организованных преступных формирований (далее – ОПФ), устанавливать участников таких групп; основная задача негласного сотрудника - перевоплотиться, стать в преступной среде «своим» и  «необходимым» человеком. В этих целях лица, внедренные в ОПФ, могут имитировать преступную деятельность, вплоть до причинения вреда интересам других лиц (ч. 4 ст.  16 ФЗ об ОРД), а в соответствии со ст. 36 Федерального закона от 08.01.1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» им разрешается безлицензионное использование наркотических средств и психотропных веществ.
    • в необходимых случаях оказывать влияние на лиц, участников подготавливаемого преступления в целях склонения их к отказу от преступных намерений;
    • устанавливать способ совершения преступления и ориентировать    оперативников на конкретных лиц, могущих быть свидетелями, выявлять предметы и документы и иные фактические данные, имеющие доказательственное  значение, обеспечивать или принимать непосредственное участие в фиксации действий  проверяемых, разрабатываемых в период подготовки или совершения ими преступлений;
    • устанавливать места укрытия и каналы сбыта похищенного имущества и иных ценностей, приобретенных преступным путем, и др.

    3. Основные положения работы ОРО с такими сотрудниками заключаются в следующем:

    • подобрать негласного сотрудника, способного выполнить задание. Например, изучение проверяемых и разрабатываемых показывает, что среди  них есть лицо, которое может быть привлечено к негласному сотрудничеству. Его привлечение и выполнение им заданий есть суть и начало применения агентурного метода. Агент должен располагать сыскными возможностями и обладать соответствующими личными качествами. Он специально готовится для выполнения заданий;
    • разработка легенды и проведение комплекса ОРМ, подтверждающих легенду,  ввод негласного сотрудника в среду проверяемых, разрабатываемых (если он не знаком с ними) и установление с ними доверительных отношений;
    • в период оказания таким сотрудником помощи необходимо принимать меры, обеспечивающие сохранение негласного сотрудника от необоснованного привлечения к уголовной ответственности или расшифровки, т.е. его вывод из среды проверяемых и разрабатываемых.

    Информация, полученная от лиц, содействующих ОРО, может использоваться в различных вариантах:

    Первый вариант. Информация поступает от анонимного источника и после ее проверки на достоверность и относимость к преступному факту может быть реализована по усмотрению ОРО.

    Второй вариант. Информация поступает от негласно сотрудничающего лица, однако такое лицо не желает быть расшифрованным и выступать в качестве свидетеля или расшифровка такого сотрудника опасна для него или нецелесообразна.  В таком случае используется только информация, полученная от негласного сотрудника. Такая информация носит ориентирующий характер.

    Третий вариант. Лицо, оказывающее содействие, не возражает (а условия тому способствуют) выступить в качестве свидетеля. Этот вариант соответствует разработанному в теории ОРД направлению документирования - выявлению будущих свидетелей. Задача ОРО в таких ситуациях сводится к обеспечению безопасности такого лица и сведений, которыми он располагает. Здесь возможны две ситуации:

    - негласный сотрудник не скрывает своего содействия ОРО, и это должно найти отражение в уголовном деле (например, «покупатель» при проверочной закупке);

    - негласный сотрудник допрашивается как свидетель без его расшифровки (ситуация, наиболее распространенная в процессе борьбы с экономическими преступлениями).

    Четвертый вариант. Лицо, оказавшее содействие, использовалось как специалист. Этот вариант сопряжен с рядом ситуаций. Например, лицо, оказывающее содействие, провело негласное исследование, результаты которого подтвердили отрабатываемую версию и установили признаки подготавливаемого, совершаемого, совершенного преступления, что послужило основанием заведения дела оперативно-розыскного производства или его реализации. С возбуждением уголовного дела может быть назначена экспертиза по этим же вопросам в установленном уголовно-процессуальным законом порядке. Следовательно, результаты, полученные оперативно-розыскным путем, подтверждаются,  как правило, другим специалистом.

    Приведем примеры рассмотренных разновидностей содействия ОРО.

    Гласное сотрудничество в виде непосредственного участия в оперативной разработке. ОРО подготавливают или проводят ОРМ, в котором участвует лицо, оказывающее содействие (например, потерпевшие от вымогательства взятки, или «обычного» вымогательства участвуют в оперативном эксперименте для фиксации фактов получения взятки, требований при вымогательстве; участие граждан в проведении негласных проверочных закупках наркотических средств, спиртосодержащих жидкостей и т.п.). При этом содействие лица выражается в виде непосредственного участия в оперативной разработке, носит разовый характер, как правило, безвозмездный характер. Тайность содействия обеспечивается при подготовке и проведении ОРМ. В последующем такое лицо может согласиться выступить в качестве свидетеля на следствии и в суде и раскрыть факт своего сотрудничества с ОРО. Возможно другая ситуация: если в последствии такое лицо становится участником уголовного судопроизводства, например, в качестве свидетеля, он не раскрывает факт содействия ОРО.

    Негласное сотрудничество. Первая ситуация. Негласное, безконтрактное, периодическое оперативное обслуживание. Оперативный сотрудник периодически контактирует (встречается) с информаторами в определенной среде (например, подростковые компании, среда предпринимателей), которые сообщают ему о криминально ориентированных лицах из их окружения, о намерениях совершить преступлений, информацию о лицах и обстоятельствах уже совершенных преступлений и др. информацию, имеющую значение для решения задач ОРД. Эта информация дает возможность узнать о ранее неизвестных преступлениях и лицах, подлежащих проверке и разработке.

    Факт сотрудничества скрывается, содействующие лица не желают, чтобы о фактах предоставления ими информации стало известно, не желают быть свидетелями в уголовном судопроизводстве.

    Вторая ситуация, иллюстрирующая негласное, долговременное, контрактное, возмездное содействие в форме агентурного метода лиц, причастных к подготавливаемому, совершаемому либо совершенному преступлению. Пункт 4 ст. 18 ФЗ об ОРД допускает использование содействия лиц из числа членов преступной группы, совершивших противоправное деяние.

    Обычно условием такого сотрудничества является непривлечение конфидента к уголовной ответственности, освобождение от такой ответственности или наказания, смягчение ответственности конфидента. Согласно п. 4 ст. 18 ФЗ об ОРД лицо, из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, активно способствовавших раскрытию преступления, возместивших нанесенный ущерб  или иным образом загладивших причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством РФ. Практическая реализация этого положения вызывает трудности. В большинстве случаев они связаны с несогласованностью норм оперативно-розыскного, уголовного и уголовно-процессуального права. Так в законодательстве РФ основания освобождения от уголовной ответственности предусмотрены только в УК (ст. 75, 76, 78, 90, 92 УК, ряд примечаний к статьям Особенной части УК) и УПК РФ (ст. 24-28). Указанные нормы не предусматривают возможности освобождения от уголовной ответственности совершивших преступления членов преступных групп, во всех случаях их содействия ОРО и возмещения причиненного вреда.

    При установлении оперативно-розыскных отношений с конфидентом ОРО может взять на себя обязанность ходатайствовать о принятии мер по смягчению приговора этому лицу в случае признания его виновным или по освобождению его от уголовной ответственности, если конфидент выполняет следующие обязательства:

    • сообщаемая им информация должна быть достоверной  и  иметь существенное значение для раскрытия преступлений, подготавливающихся, совершаемых или совершенных группой;
    • данная информация не может быть получена из других источников или ее добывание затруднено;
    • наличие чистосердечного признания во всех совершенных в группе противоправных деяниях и степени личного участия в них.

    Основные положения взаимных обязательств должны быть оговорены в заключаемом сторонами контракте.

    Между тем, следует иметь в виду, что многообразие ситуаций, в которых оказывается лицо, содействующее ОРО, не может быть на все случаи жизни предусмотрено нормами  права. Поэтому при заключении контракта с лицом, являющимся членом ОПФ, при всем том, что ОРО сохраняет за собой обязанность не быть безучастными в решении вопросов о наказании за содеянное, должно быть учтено и оговорено следующее:

    - желает ли данное лицо быть расшифрованным и выступить в качестве свидетеля (если оно не принимало участия в подготавливаемом или совершенном преступлении) или готово нести ответственность за содеянное и представляет ли данное лицо возможную жесткую реакцию преступного мира в ответ на его сотрудничество с ОРО. Одновременно сотрудники ОРО должны четко оценить свои возможности по обеспечению безопасности не только  негласного сотрудника, но и его близких;

    -  если расшифровка лица недопустима, какие возможности могут быть задействованы ОРО для того, чтобы это лицо могло быть либо полностью освобождено от уголовной ответственности в соответствии с законодательством, либо освобождено от длительного пребывания в местах лишения свободы. К способам защиты негласных сотрудников от привлечения к уголовной ответственности чаще всего относят: - договоренность негласного сотрудника с лицами, которым он представил информацию, о том, чтобы при расследовании они не упоминали о нем как об участнике преступной группы; прекращение уголовного дела в отношении негласного сотрудника в ходе расследования; выделение материалов на негласного сотрудника в отдельное производство с последующим прекращением

    Безусловно, вторая ситуация является более типичной. Однако полностью исключать первую ситуацию не следует, поскольку она реализует принцип сочетания гласной и негласной деятельности. Так, в ранее действовавших ведомственных нормативных актах прямо предусматривалось: в случае если все способы предотвратить подготавливаемое преступление исчерпаны, негласный сотрудник обязан своим личным вмешательством, невзирая на опасность расшифровки, пресечь  данное преступление. Следовательно,  первая ситуация вполне реальна и может иметь место. Необходимо искать пути, в том числе правового, организационно-тактического характера, обеспечивающие решение этой сложной задачи.

    Права, обязанности, ответственность лиц, содействующих ОРО.

    Права и обязанности лица, привлеченного к осуществлению ОРД - это сово­купность обязательств перед оперативно-розыскным органом по осуществлению ОРД и корреспондирующим им предоставленных законодателем возможностей для надлежащего исполнения обязанностей, предусмотренных оперативно-розыскным законодательством и контрактом (в случае его заключения). Этой совокупностью прав и обязанностей обладают все лица, оказывающие содействие, вне зависимости от формы такого содействия (гласно или негласно)[43].

    Содействующие лица, согласно ст. 17 и 18, ч. 4 ст. 16, ч. 2 ст. 12 ФЗ об ОРД, ст. 19 ФЗ об ФСБ имеют право:

    а)  заключать контракт с ОРО о конфиденциальном сотрудничестве;

    б) получать от сотрудников ОРО разъяснения своих задач, обязанностей и прав;

    в) использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность;

    г) получать вознаграждение;

    д) право на выбор формы оказания содействия. В случае конфиденциального (негласного) содействия – право на неразглашение сотрудниками ОРО факта содействия ОРО. Так, предание гласности (в т.ч. и сообщение о них судьям) сведений о лицах, внедренных в ОПГ, а также о лицах, оказывающих или оказывавших ОРО содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами;

    е) право на «вынужденное причинение вреда» в ; 

    ж) право на обеспечение безопасности в связи с содействием ОРО;  

    з) право получать компенсацию за ущерб, причиненный их здоровью либо имуществу в процессе оказания содействия органам федеральной службы безопасности, другие права в социальной сфере;

    Лица, оказывающие содействие ОРО, обязаны:

    а) не допускать умышленного предоставления необъективной, неполной, ложной или клеветнической информации (ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД). Сообщение агентом оперативнику информации (в любой форме), в которой изложены заведомо ложные сведения о совершении кем-либо преступления, следует квалифицировать как заведомо ложный донос, а лицо, совершившее это преступление, подлежит уголовной ответственности (см. ст. 306 УК). Кроме того, подлежит правовой оценке ситуация, в которой агент, участвуя в осуществлении ОРМ, может получить достоверные сведения о готовящемся или совершенном преступлении, однако по той или иной причине умышленно скроет их от оперативника. В такой ситуации поведение агента может послужить не только основанием для прекращения с ним сотрудничества, но и при определенных обстоятельствах основанием для его привлечения к уголовной ответственности по ст. 316 УК за укрывательство преступления;

    б) не разглашать сведения, составляющие государственную тайну, и иные сведения, ставшие им известными в процессе оказания содействия ОРО (ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД).

    в) соблюдать условия заключаемого с ОРО контракта или договоренности о сотрудничестве;

    г) выполнять поручения ОРО, направленные на осуществление возложенных на них обязанностей.

    Глава 2. Оперативно-розыскные мероприятия

    2.1. Понятие и виды оперативно-розыскных мероприятий

    Понятие оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) имеет важное теоретическое и практическое значение, является одним из ключевых, базовых во всей ОРД. Достаточно напомнить, что в ст. 1 ФЗ об ОРД все содержание ОРД сводится законодателем к проведению ОРМ. Однако в законодательных актах РФ понятие оперативно-розыскного мероприятия не раскрывается. Такое понятие разрабатывается в науке[44]. На наш взгляд сущность оперативно-розыскного мероприятия передает его понимание как системы взаимосвязанных действий, направленных на добывание (поиск) фактических данных, свидетельствующих о подготовке и совершении преступлений, о лицах, их замышляющих, подготавливающих, совершающих или совершивших, о наличии материальных следов преступной деятельности, местонахождении лиц, подозреваемых в их  совершении или скрывшихся от следствия и суда, а также для решения других задач ОРД на основании и в порядке, предусмотренном ФЗ об ОРД[45]. Под ОРМ также предлагается понимать закрепленные в ФЗ об ОРД действия или совокупность действий, в рамках которых применяются гласные и негласные силы, средства и методы, направленные на решение задач ОРД[46].

    В соответствии с ч. 1 ст. 6 ФЗ об ОРД ОРО могут осуществлять следующие 14 видов ОРМ:

    1. Опрос.

    2. Наведение справок.

    3. Сбор образцов для сравнительного исследования.

    4. Проверочная закупка.

    5. Исследование предметов и документов.

    6. Наблюдение.

    7. Отождествление личности.

    8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.

    9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.

    10. Прослушивание телефонных переговоров (далее также – ПТП).

    11. Снятие информации с технических каналов связи.

    12. Оперативное внедрение.

    13. Контролируемая поставка.

    14. Оперативный эксперимент.

    Несмотря на очевидное различие ОРМ между собой, их перечень является не случайным. Он определен единой общей сутью - направ­ленностью на получение информации для ее последующей реализации. ОРМ являются главной составной частью ОРД.

    В ходе проведения ОРМ могут использоваться информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде (ч. 3 ст. 6 ФЗ об ОРД).

    Исходя из сущности ОРД и ее законодательного толкования ОРМ организуются и проводятся специальными субъектами, которыми являются только должностные лица ОРО, иным субъектам запрещено проводить ОРМ а также использовать технические средства, предназначенные для негласного получения информации (ч. 6 ст. 6 ФЗ об ОРД).

    Должностные лица органов, осуществляющих ОРД, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении ОРМ, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе (ч. 5 ст. 6). Следовательно, участника­ми ОРМ могут быть также сотрудники иных подразделений, не являющихся оперативными, специалисты, иные лица, оказывающие содействие в решении задач ОРД, участвующие в подготовке или проведении ОРМ либо осуществляющие отдельные мероприятия по их поручению.

    Результаты ОРМ подлежат документальному оформлению в оперативно-служебных документах. Оперативно-служебный документ - это материальный  носитель с зафиксированной фактической информацией (на бумаге, фото- и кинопленке, магнитофонной ленте и  др.), полученной в ходе ОРД и оформленной по установленным в  правоохранительных органах и спецслужбах России правилам делопроизводства. Перечень документов,  которыми должны оформляться  результаты ОРМ, приведен в таблице, прилагаемой к Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд», утвержденная приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/36/201/286/410. При этом приведенный там перечень не является исчерпывающим,  поэтому  могут  предоставляться  и другие или по-иному названные документы.

    В теории выделяют различные классификации ОРМ[47].

    1. В зависимости от времени (продолжительности) проведения ОРМ они могут быть разовыми (опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования и т.д.) и длящимися (контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров и т.д.).

    2. В зависимости от формы проведения. ОРМ осуществляются как гласно, так и негласно. Негласность означает неочевидность, скрытность проводимых ОРМ от лиц, в них не участвующих, в том числе и от сотрудников ОРО, но, прежде все­го - от объектов, в отношении которых они проводятся. Это по­зволяет нейтрализовать возможное противодействие со стороны объектов ОРМ, обеспечить безопасность участников ОРМ, их результативность, сохранить в тайне сам факт осуществления ОРМ, применяемые при этом средства и методы.

    Негласность может быть обусловлена как практической целесо­образностью, так и невозможностью гласного проведения отдельных ОРМ, открытого использования средств, методов либо задейство­вания отдельных участников ОРМ. Только негласными могут быть такие ОРМ, как оперативное внедрение, контролируемая поставка, снятие информации с технических каналов связи.

    Негласность ОРМ условна. Она может быть абсолютной и относительной. При абсолютной негласности о про­ведении ОРМ осведомлены только оперативники, их осуществляющие, а также лица, действующие по их поручению и непосредственно выпол­няющие эти мероприятия (конфиденты, сотрудники подразделений специальных технических мероприятий, оперативно-поисковых подраз­делений). При относительной негласности ОРМ об их проведении не знают только граждане, в отношении которых они осуществляются, а их результаты, полученные в тайне от заинтересованных лиц, в дальнейшем могут быть преданы гласности. Так, результаты наблюдения, негласно проведенного в рамках предварительной оперативной проверки или оперативной разработки с участием граждан и применением кино-, фотосъемки и видеозаписи, специальных химических, а также иных тех­нических и других средств, могут быть использованы в уголовном процессе в качестве доказательств по уголовному делу.

    Под гласностью следует понимать открытость проведения ОРМ, когда их содержание, цели, участники не скрываются ни от окружа­ющих, ни от объектов их проведения (опрос, получение образцов, исследование предметов и документов и др.).

    ОРМ могут носить и смешанный, гласно-негласный характер. Так, прослушивание телефонных переговоров, проводимое по заявлению или с согласия заинтересованных лиц, является негласным только по отношению к абоненту заявителя. Часть действий в рамках одного ОРМ может осуществляться гласно, а часть – негласно, например, при проведении гласного опроса можно негласно контролировать поведение опрашиваемого, его реакцию на информацию, выдаваемую ему в ходе беседы, с целью определить правдивость показаний опрашиваемого. Особой разновидностью гласно-негласных ОРМ можно считать так называемые зашифрованные ОРМ, истинная цель которых от заинтересованных лиц скрывается под видом гласных действий иного, отвлекающего, характера и содержания (например, ОРМ «Обследование помещения» выдается за проверку соблюдений правил пожарной безопасности соответствующим должностным лицом).

    Все предусмотренные в ст. 6 ФЗ об ОРД ОРМ по признаку гласности их проведения условно можно свести в две основные группы:

    а) ОРМ, которые могут проводиться как гласно, так и негласно: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблю­дение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;

    б) проводимые только в тайне (негласно) от проверяемых, разрабаты­ваемых и  иных лиц, в отношении которых они осуществляются: контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с тех­нических каналов связи, оперативное внедрение, контролируемая
    поставка, оперативный эксперимент, проверочная закупка.

    3. Для проверки законности проведения того или иного ОРМ удобной является классификация ОРМ в зависимости от необходимости санкционирования ОРМ. По этому критерию все ОРМ можно условно поделить на три группы:

    а)  Проводимые на основании специального постановления,  утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД (ведомственное санкционирование)  (проверочная закупка,  контролируемая поставка,  оперативный эксперимент, оперативное внедрение) (ч. 7 ст. 8 ФЗ об ОРД).

    б) ОРМ, проведение которых, помимо специального постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, допускается только на основании судебного решения. В эту группу входят ОРМ, которые ограничи­вают конституционные права человека и гражданина на тайну пере­писки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища. К таким ОРМ относятся: обследование жилища, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи (ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД).

    в) ОРМ, для проведения которых не требуется ни специального постановления, ни судебного решения - все остальные ОРМ.

     

    2.2. Основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий

    Основания проведения ОРМ. Понятие «основание» означает причину, достаточный повод, оправдывающий что-нибудь[48]. Исчерпывающий перечень оснований проведения ОРМ содержится в ст. 7 ФЗ об ОРД. Для проведения ОРМ достаточно любого из этих оснований.

    В соответствии со статьей 7 ФЗ об ОРД проведение ОРМ возможно при наличии следующих оснований.

    1. Ставших известными органам, осуществляющим ОРД, сведения:

    - о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если  нет достаточных оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

    - о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ;

    - о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

    - о лицах,  без вести пропавших, и об  обнаружении неопознанных трупов.

    Указанное основание является главным, первостепенным, все остальные основания проведения ОРМ являются производными от него.

    При анализе данного основания должны учитываться цели и задачи ОРД. Так, рассматривая данное основание в соот­ношении с целями и задачами ОРД (см. ст. 1, 2, пп.4 п. 2 ч. 1 ст. 7, п. 5 ч. 1 ст. 7, ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД), можно сделать вывод, что для проведе­ния ОРМ не требуется наличие достоверной информации, а достаточно лишь обоснованного предположения о таких обстоятельствах, то есть такое предположение может носить характер версии, основанной на фактах[49].

    Под признаками подготавливаемого, совершаемого или совершен­ного противоправного деяния в литературе предлагается понимать признаки неокончен­ного (на стадиях приготовления или покушения) или оконченного состава конкретного преступления, изложенного в соответствующей статье Особенной части УК. По мнению других ученых «оперативно-розыскные мероприятия вообще и прослушивание телефонных переговоров в частности может начаться задолго до того момента, как деяния того или иного лица будут квалифицированы с уголовно-правовой точки зрения как приготовление к совершению преступления. Например, стойкое желание лица совершить акт терроризма путем взрыва жилого  дома уголовной ответственности за приготовление к указанному преступлению не влечет, однако свидетельствует о проявлении умысла этого лица на совершение акта терроризма.  Получение информации об  этом лице будет, на наш взгляд, бесспорным основанием для проведения в отношении него комплекса оперативно-розыскных мероприятий, в том числе и ограничивающих его конституционные права, в частности прослушивания телефонных переговоров. В ходе прослушивания телефонных переговоров указанного человека можно, к примеру, зафиксировать его сговор на приобретение взрывчатки для взрыва дома. При таких обстоятельствах результаты прослушивания телефонных переговоров позволят не только предотвратить акт терроризма, но и могут быть в дальнейшем  использованы в доказывании по уголовному делу»[50].

    Рассматриваемое основание, безусловно, имеет место в случае оконченного общественно опасного деяния, когда уже очевидны данные, указывающие на при­знаки преступления, речь идет о реализации задачи раскрытия пре­ступления, обнаружения лица (лиц), его совершившего, а если такое лицо установлено и скрылось, то о его розыске и т.д. Если лицо скрылось от следствия и суда, то сам этот факт уже является основанием для реализации одной из задач ОРД, а соответственно и проведения по этому факту ОРМ.

    До возбуждения уголовного дела такое предположение также должно основываться на фактических данных. Причем законодатель не ставит жестких ограничений или критериев появления таких данных. Они могут быть получены:

    - в рамках уголов­ного судопроизводства (рассмотрение причин и условий совершения уже расследо­ванных преступлений; анализ материалов уголовных дел);

    - в процессе осуществления ОРД: сообщения конфидентов, результаты проведения одного ОРМ могут являться основаниями для проведения другого; в процессе проведения ОРМ применительно к одному делу (событию, преступ­лению, ситуации, проверке заявления и т.д.) возможно получение оперативно-розыскной информации относительно событий или действий, выходящих за пределы первоначальной цели проведения ОРМ. Источником может быть оценка и анализ оперативной обстановки, изучение образа жизни лиц, предрасположенных, исходя из их прошлого поведения, к совершению преступлений;

    - не непроцессуальным и не оперативно-розыскным путем: в частности, такие данные могут содержаться в устных и письменных заявле­ниях или сообщениях (в том числе сообщения родственников о пропаже их близкого), приложенных к ним документах, протоколе явки с повинной, публикациях средств массовой информации, в материалах проверки по административ­ным правонарушениям, в непосредственном обнаружении признаков преступления должностными лицами, не являющимися субъектами ОРД, или конфидентами, в актах аудиторских проверок, источником могут быть итоги деятельности других государственных органов (на­пример, контролирующих органов) и др.

    При этом необходимо иметь в виду, что, для серьезного ограничения прав челове­ка при проведении ПТ, контроль иных сообщений, не всегда достаточно ин­формации, поступившей из какого-либо одного источника. На практике, прежде чем принять решение о прослушивании телефон­ных переговоров, обычно стараются получить информацию из не­скольких источников, оценивают ее и только после этого выносят соответствующее решение[51].

    Если ставшие известными ОРО сведения касаются признаков преступления, отнесенных УПК к делам частно-публичного обвине­ния, то ОРМ по этим делам проводятся в обычном порядке, в том числе и при отсутствии заявления потерпевшего (потерпевшей). Это связано с необходимостью установления обстоятельств совершенного преступления, выяснения причин отказа от заявления, установления возможных угроз в отношении жертвы или близких родственников либо других данных как о событии преступления, так и о его последствиях.

    Эта позиция подтверждает требования УПК. В частности, в ст. 147 УПК отмечается, что если потерпевший по делу частно-публичного обвинения в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевше­го. Соответственно и ОРО вправе устанавливать указанные обстоя­тельства (причины) оперативным путем. ОРМ могут проводиться и после прекращения уголовного дела в случае примирения потерпев­шего с обвиняемым. То же самое касается деяний, предусмотренных гл. 23 УК[52].

    Нередко при поступлении к ОРО информации о преступлениях наличных данных недостаточно для того, чтобы решить вопрос о возбуждении уголовного дела (не установлено само событие преступления, известны лишь отдельные признаки, по ко­торым в равной мере можно судить о наличии либо отсутствии пре­ступления, первоначальное поведение лица не позволяет оценить его действия как преступные, но они могут перерасти в таковые и т.д.). В частности, не образует состава и не является признаком преступ­ления возникновение умысла на его совершение. Уголовно наказуемо только приготовление к тяжкому и особо Тяжкому преступлению, поэто­му пока такие действия не переросли в реальное преступление, нет осно­ваний для возбуждения уголовного дела, но имеет место практическая целесообразность проведения ОРМ, при помощи которых можно предуп­редить преступление либо предотвратить его общественно опасные по­следствия. В ряде случаев, особенно по экономическим преступлениям, невозможно и практически нецелесообразно возбуждать уголовное дело до того момента, пока не будет ясно, что хотя бы одни эпизод криминаль­ной деятельности содержит в себе все признаки состава преступления. В противном случае никакой уголовной ответственности не последует, ви­новные не откажутся от своих замыслов и действий, а просто перенесут их на более поздний срок и будут более осторожными. Это же касается случаев, когда раскрыть преступление можно лишь при задержании ви­новного с поличным, как, например, в случае получения взятки.

    Необходимо сказать, что проверка  сообщений о совершенном или готовящемся преступлении, предусмотренная ст. 144 УПК РФ (доследственная  проверка), не является основанием для ОРД. Однако в ходе доследственной проверки поступивших материалов по признакам преступления допускается проведение ОРМ.  Именно в ходе этой проверки  в органы следствия, дознания,  прокуратуры, поступают сведения о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении. А это является самостоятельным  основанием для проведения, например, прослушивания  телефонных  переговоров  и   других ОРМ. Таким образом, в  ходе доследственной проверки в соответствии со статьей 144 УПК указанные мероприятия могут проводиться по основанию, указанному в пп.1 п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД[53].  

    2. Следующим основание проведения ОРМ является поручение следователя, органа дознания,  указание прокурора или определение суда по уголовным делам, находящимся в их производстве. Порядок направления указанными субъектами поручений и указаний по уголовным делам, находящимся у них в  производстве, регламентируется УПК РФ. См., например, п. 4 ч. 2 ст. 38, п. 11 ч. 2 ст. 37, ч. 4 ст. 157 УПК РФ.

     Под поручением следует рассматривать письменный документ, исходящий от соответствующего должностного лица о производстве ОРМ или следственных действий, где кратко излагаются существо дела, подлежащие выяснению об­стоятельства, данные о лицах, розыск которых поручается или про­ведение ОРМ в отношении которых необходимо провести, и др. Устное указание (поручение) следователя, дознавателя, прокурора не является основанием для проведения ОРМ.

    Должностному лицу, отдавшему поручение,  необходимо помнить, что ряд ОРМ требует вынесения постановления руководителем ОРО, а часть из них, кроме постановления, требует разрешения судьи. Поэтому указанные в поручении сведения должны содержать в себе совокупность причин, достаточных для получения, например, разрешения суда на ограничение конституционных прав граждан. Должностные лица, отдавая поручение также должны помнить, что ОРО проводят ОРД в пределах своей компетенции, в том числе территориальной и предметной подведомственности.

    Вид и тактику ОРМ, проводимых по поручениям следователя, органа дознания, прокурора и суда, определяет должностное лицо ОРО. Оно же несет ответственность за законность и обоснованность проведения соответствующих ОРМ. Следователь же вправе ставить только задачу, устанавливать сроки выполнения поручений, но не может давать указаний о характере, организации и тактике прово­димых в ходе выполнения поручения ОРМ. На ОРО возлагается обязанность информировать следствие лишь о полученных результатах ОРМ, но не о проведении тех или иных ОРМ.

    Наличие или отсутствие поручения не всегда может сковывать инициативы ОРО, ограничивать их право проводить ОРМ, поскольку проведение ОРМ, в том числе и в отношении конкретного лица, по­дозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, может выходить за рамки расследуемого дела и касаться обстоятельств, которые возможно установить исключительно оперативным путем, т.е. выявить ранее неизвестные преступления либо установить дей­ствия, направленные на совершение новых преступлений, например, подкупа должностных лиц, запугивания свидетелей и др. В этом случае речь идет о реализации такой задачи ОРД, как выявление пре­ступлений, которая не может ставиться в зависимость от текущих задач уголовного процесса или решений следствия. ОРМ в таком случае осуществляется на основании наличия у ОРО сведений о признаках совершенного или подготавливаемого преступления[54].

    3. Еще одним основанием для проведения ОРМ является наличие возбужденного уголовного дела.

    В литературе отмечается, что соотношение таких оснований, как возбуждение уголовного дела и поручение следователя, органа дознания, указание прокурора или  определение суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, иногда вызывает вопросы у научных и практических работников. С одной стороны - это два самостоятельных основания и при наличии любого из них можно проводить ОРМ. То есть, казалось бы, если возбуждено уголовное дело, то можно работать и без поручения по нему. Однако согласно статье 157 УПК РФ следственные действия и ОРМ по уголовному делу орган дознания может проводить только по поручению следователя. Получается, что просто факт наличия возбужденного уголовного дела не является в чистом виде  основанием для проведения  по  нему ОРМ, для этого необходимо еще и соответствующе поручение управомоченного должностного лица[55].

    Однако бывают ситуации, когда орган дознания, которым выступает оперативное подразделение, согласно требованиям ст. 157 УПК РФ, при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, самостоятельно возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия. Уголовное дело в данном случае находится в производстве у органа дознания, который, естественно, по нему должен проводить и следственные, и оперативно-розыскные действия. По мнению С.И. Захарцева в данном случае поручения сотрудника органа дознания о проведении ОРМ тому же органу, где он работает, не нужны. Поэтому, когда уголовное дело, по которому (так требует УПК РФ) производство предварительного следствия обязательно, возбудил орган дознания, он не только производит неотложные следственные действия (согласно ст. 157 УПК), но и осуществляет ОРД по раскрытию преступления. А когда в установленный срок орган дознания передаст уголовное дело прокурору для передачи по подследственности,  вот тогда ОРД  по делу, в соответствии с частью 4 статьи 157 УПК РФ, будет осуществляться исключительно по поручению следователя. Таким образом, основание наличия возбужденного дела, являясь самостоятельным в ФЗ об ОРД, относиться должно к случаям, когда  уголовное дело находится  в производстве органа дознания, осуществляющего ОРД[56].

    Изложенное не снимает с законодателя обязанность более четко указать  основания для  проведения  ОРМ. Важно прямо указать в ФЗ об ОРД, что осуществление ОРД по уголовным делам должно обязательно согласовываться с уголовно-процессуальным законодательством. При возникновении противоречий между  ФЗ об ОРД и УПК РФ по уголовным делам руководствоваться следует положениями уголовно-процессуального законодательства.

    4. Еще одним основанием для проведения ОРМ являются запросы других органов,  осуществляющих ОРД, по основаниям, указанным в статье 7 Закона об ОРД. Это связано с тем, что в соответ­ствии с ч. 4 ст. 13 ФЗ об ОРД, органы, осуществляющие ОРМ, решают свои задачи исключи­тельно в пределах своих полномочий, которые не являются одинаковыми. Запрос может направляться в ОРО по месту предполагаемого про­ведения ОРМ с учетом их подведомственности и компетенции. При этом важно учитывать, что не все ОРО наделены полномочиями проведения ОРД в полном объеме. Поэтому одни органы дознания вправе направлять поручения в другие органы, наделенные соответствующими полномочиями, в частности, по проведению ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан.

    Запросы составляются в письменном виде и содержат основа­ния, указанные в ст. 7 ФЗ об ОРД, необходимые для про­ведения мероприятий (например, сведения о признаках преступления и др.). Запрос должен содержать объем информации, достаточный для получения разрешения судьи на проведение неко­торых мероприятий. Это необходимо, если предстоит проводить ме­роприятия, ограничивающие конституционные права граждан, на­пример, на тайну почтовых отправлений. Впрочем, судебное решение можно получить и по месту нахождения органа, ходатай­ствующего о проведении оперативно-розыскных мероприятий. То­гда судебное решение направляется для исполнения вместе с запро­сом.

    Запросы органов разной ведомственной принадлежности, осу­ществляющих ОРД, направляются в порядке, предусмотренном совместными приказами или межведом­ственными соглашениями. Запросы отраслевых или территориаль­ных органов одного ведомства, осуществляющего ОРД, исполняются в соответствии с установ­ленными в этом ведомстве внутренними приказами.

    5. Основанием для ОРМ являются запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами РФ.

    Запрос международной правительственной организации или правоохранительного органа должен быть письменным и содер­жать в себе достаточные сведения. Указанные запросы являются основанием для проведения ОРМ сами по себе, а ввиду того, что содержащаяся в них информация относится к фактам конкретных преступлений, лицам их совершившим, разыскиваемым и (или) без вести пропавшим лицам. При этом проводимое по между­народному запросу ОРМ должно осуществляться исключительно в соответствии с требованиями внутреннего законодательства РФ. Так, получение за границей судебного разрешения, например, на про­слушивание телефонных переговоров в России в качестве основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, недопустимо.

    6. Следующим основанием для ОРМ является постановление о применении мер безопасно­сти в отношении защищаемых лиц (п. 5 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД).

    В соответствии с ч. 3 ст. 11 УПК РФ,  Федеральным законом от 20.08.2004 г. «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и Федеральным законом от 20.04.1995 г. «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»:

    в отношении указанных в названиях этих законов лиц и их близких

    при наличии данных о наличии реальной угрозы убийства, насилия над ними, уничтожения или повреждения их имущества в связи с участием в уголовном судопроизводстве или в связи со служебной деятельностью

    на основании постановления уполномоченного органа

    применяются меры безопасности в отношении таких лиц (например, личная охрана, выдача оружия, переселение в другое место жительства, замена документов, изменение внешности и др.).

    В таких случаях допускается проведение ОРМ в отношении этих лиц с целью изобличения угрожающих им лиц. Данное основание, по сути, является разновидностью первого из рассмотренных оснований (указанно в п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД). Действительно, в случае наличия постановления о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, фактически имеются достаточные данные, свидетельствующие о реальности угрозы безопасности защищаемого лица, что само по себе обусловливает возможность проведения ОРМ.

    7. Следующим основанием ОРМ является необходимость сбора данных, необходимых для принятия решений:

    - о  допуске к сведениям,  составляющим государственную тайну;

    - о допуске к  работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также окружающей среды;

    - о допуске к участию в ОРД или о доступе к материалам, полученным в результате его осуществления;

    - об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении ОРМ;

    - о выдаче разрешений  на частную детективную и охранную деятельность.

    Обоснование необходимости ОРМ в указанных случаях является гипотетическая возможность соответствующих лиц действовать вопреки государственным, служеб­ным, профессиональным интересам, что предполагает повышенные требования к лицам, допускаемым к соответствующим работам, све­дениям, материалам или участию в определенной деятельности, а также сведения (данные), позволяющие усомниться в возможности, допустимости оформления допуска, приеме на работу, установления или поддержания отношений сотрудничества, выдачи лицензии.

    В рассматриваемых случаях основаниями для проведения проверочных ОРМ выступают не фактические данные, требующие соответствующей проверки, предположения о совершении деяния, подпадающего под признаки того иного преступления, либо о событиях или действиях, которые могут представлять угрозу государственной, военной, экономи­кой или экологической безопасности РФ, а необходимость подтверждения благонадежности проверяемых лиц, соответствие их личных качеств предъявляемым требованиям, получение данных, обосновывающих допустимость и целесообразность принятия соответствующих решений. Именно благодаря этому и создаются предпосылки для обеспечения безопасности, предупреждения возможного противоправного поведения.

    Важно отметить, что лица, в отношении которых принимаются решения, знают о предстоящей проверке и дают предварительное согласие на ее проведение, в частности, при оформлении допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, к участию к ОРД, к работам, связанным с эксплуатацией объектов, и др. Исходя из этого в качестве еще одного фактического основания для проведения ОРМ выступает личное согласие лиц на проведение ОРМ.

    Необходимость принятия соответствующих решений выступает основанием для проведения не всех, а ограниченного перечня ОРМ при соблюдении соответствующих условий (указанных в ст. 8). С целью сбора этих данных запрещено проводить ОРМ, указанные в п. 8-11 ч. 1 ст. 6 ФЗ (ч. 9 ст. 8 ФЗ).

    Запрет на проведение названных ОРМ в полной мере соотносится с целями и за­дачами ОРД. Допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, к работам, связанным с экс­плуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни людей и т. д., прямо не связан с преступной деятельностью и носит скорее гражданско-правовой и административный характер. В связи с этим, проведение мероприятий, которые ограничивают конституционные права лица, по данным основаниям приведет лишь к необоснованному ограничению прав человека, что недопустимо. Ограничение прав и свобод человека и гражданина в этих случаях не является настоятельной необходимостью[57].

    ОРМ по собиранию данных, необходимых для принятия иных решений, обозначенных в ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД, могут проводиться оперативными подразделениями в пределах их ком­петенции.

    8. Еще одним основанием проведения ОРМ является необходимость обеспечения безопасности органов, осуществляющих ОРД (п. 5 ч. 2 ст. 7, ч. 10 ст. 8 ФЗ об ОРД)

    Под безопасностью органа, осуществляющего ОРД, понимается защищенность данного органа от внешних и внутренних угроз, минимальный уровень кото­рых позволяет этому органу функционировать как элементу систе­мы обеспечения безопасности России и решать возложенные на него законом задачи. Следовательно, проведение ОРМ при таких обстоятельствах является необходимой ме­рой, направленной на предотвращение или пресечение угроз функ­ционированию указанного органа.

    По этому основанию разрешается осуществлять ОРМ, указанные в п. 8 - 11 ч. 1 ст. 6 ФЗ об ОРД, без судебного решения при наличии согласия гражданина в письменной форме.

    2.3. Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий

    Условия проведения ОРМ - это правила их проведения, обеспечивающие баланс, с одной стороны, интересов личности, имеющей право на тайну личной жизни, с другой стороны – общества и государства, заинтересованных в эффективной борьбе с преступностью, своевременном и эффективном выявлении, предупреждении и пресечении преступлений, угроз интересам РФ[58].

    Основная совокупность этих правил содержится в ст. 8 ФЗ об ОРД. Однако ею нормативная регламентация условий не ограничи­вается. Они «прописаны» и в других статьях ФЗ об ОРД, а также в некоторых нормах иных законодательных актов в области ОРД.

    Условия ОРМ можно условно разделить на общие, относящиеся ко всем без исключения ОРМ, и специальные – относящиеся к отдельным видам ОРМ или к проведению ОРМ в определенных условиях[59].

    Выделяют четыре общих условия проведения ОРМ[60].

    Первым общим условием является возможность осуществления ОРМ только на территории РФ, если иное не предусмотрено Федеральным законом или международно-правовым актом.

    Вторым общим условием является то, что гражданство, националь­ность отдельных лиц и другие обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 8 ФЗ об ОРД, не являются препятствием для проведения в отно­шении них ОРМ, если иное не предусмотрено Федеральным законом.

    Третьим условием является допустимость осуществления ОРМ для решения всех задач ОРД, если иное не предусмотрено в ФЗ об ОРД (ст. 1 и 2).

    Четвертое условие заключается в допустимости использования при осуществлении ОРМ любых технических и иных средств, при условии ненанесения ущерба жизни и здоровью людей и непричинения вреда окружающей среде (ч. 3 ст. 6).

    Специальные условия проведения ОРМ

    Все специальные условия можно условно разделить на четыре группы.

    Первая группа содержит исключение из второго общего условия и касается особых правил проведения ОРМ в отношении отдельных категорий лиц. В законодательстве установлены следующие категории лиц, в отношении которых установлены ограничения в проведении ОРМ:

    1) Президент РФ (см.: Конституция РФ, гл. 52 УПК);

    2) депутаты Государственной Думы и Совета Федерации РФ (см.: ст. 22-25, 98 Конституции, Федеральный закон от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ»; гл. 52 УПК);

    2) судьи (см.: ст. 122 Конституции РФ, Закон РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в РФ, гл. 52 УПК); 

    3) адвокаты (см.: ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»);

    5) прокуроры и следователи органов прокуратуры (см.: ст. 42 Федерального закона от 17.01.1992 г. «О прокуратуре РФ»).

    и др.[61]

    Вторая группа специальных условий предусмотрена в ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД и касается проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных перегово­ров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкос­новенность жилища.

    Такие ОРМ допускаются только на основании судебного решения и при наличии информации:

    - о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предвари­тельного следствия обязательно;

    - о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших про­тивоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно;

    - о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, воен­ной, экономической или экологической безопасности России.

    Анализируемое условие должно распространяться не только на ОРМ, указанных в п. 8-11 ст. 6 ФЗ об ОРД, но также и на любые другие, в ходе которых ограничиваются отмеченные конституционные права (наблюдение, сбор образцов с проникновением в жилище, сбор образцов голоса путем прослушивания телефонных переговоров и др.)[62].

    Судебное решение выносится в фор­ме постановления судьи. Основания и порядок вынесения такого судебного решения раскрыты в ст. 9 ФЗ об ОРД.

    Кроме судебного решения для проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права, необходимо наличие информации о преступлениях или о явлениях, создающих угрозу для безопасности России.

    Для получения санкции необходимо иметь информацию по определенному кругу преступлений, – по которым обязательно производство предварительного следствия. Согласно ч. 2 ст. 150 УПК производство предва­рительного следствия обязательно по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, по которым производится дознание (ч. 3 ст. 150 УПК). Кроме того, согласно ч. 1 ст. 434 УПК производство предваритель­ного следствия обязательно по уголовным делам в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 433 УПК.

    Третья группа - это условия «экстренного характера». В ФЗ об ОРД указаны три таких комплексных условия (см. ч. 3, 6 и 10 ст. 8 ФЗ об ОРД).

    Рассмотрим первое из них. В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России, (а) на осно­вании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего ОРД, допускается проведение ОРМ, пре­дусмотренных ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД (речь идет об ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина) с (б) обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 ч., при этом (в) в течение 48 ч с момента начала проведения ОРМ орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого ОРМ либо прекратить его проведение (ч. 3 ст. 8).

    Второе из рассматриваемых комплексных условий изложено в ч. 6 ст. 8 ФЗ об ОРД. В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной фор­ме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефо­нов, на основании постановления, утвержденного руководителем ОРО, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 ч.       

    Требование  законодателя уведомлять суд в данной  ситуации вполне обоснованно  и необходимо, поскольку такое уведомление является дополнительной гарантией законности осуществления ОРД, связанной с ограничением конституционных прав людей на тайну телефонных переговоров. Это уведомление позволяет суду в необходимых случаях проверить обоснованность прослушивания, наличие согласия      «прослушиваемого» лица, законность получения согласия на его проведение[63].

    Третье условие предусмотрено в ч. 10 ст. 8 ФЗ об ОРД. В ней изложены правила проведения ОРМ, проводимых с целью обеспечить безопасность ОРО.

    ОРМ, обеспечивающие безопасность ОРО, проводятся в соответ­ствии с ФЗ об ОРД и исключительно в пределах полномочий указан­ных органов, установленных соответствующими законодательными актами. По основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД, разрешается осуществлять действия, указанные в п. 8-11 ч. 1 ст. 6, без судебного решения при наличии согласия гражданина в письмен­ной форме.

    Подчеркнем, что в рассматриваемом случае не требуется получе­ния разрешения судьи на проведение отдельных ОРМ, ограничива­ющих конституционные права граждан. Это обусловлено получени­ем согласия лица на ограничение какого-либо его права. Однако эти ОРМ допустимо проводить только в целях обеспечения безопасности ОРО. Следовательно, для осуществления ОРМ в иных целях (напри­мер, для обеспечения безопасности некоторых защищаемых лиц согласно нормам Закона о государственной защите) требуется полу­чение санкции судьи.

    Четвертая группа – это особые правила проведения так называемых «острых» ОРМ содержатся в ч. 4, 7, 8 ст. 8 ФЗ об ОРД.

    Во-первых, оперативный эксперимент, оперативное внедрение должностных лиц ОРО, а равно лиц, ока­зывающих им содействие, а также проверочная закупка и контролируемая поставка предметов веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД (ч. 7 ст. 8). При этом согласования с судом или уведомления прокурора ФЗ об ОРД не требует. Перечни органов, руководители которых имеют право утверждать такого рода постановления, определяются актами соответствующего ОРО.

    Во-вторых, оперативный эксперимент проводится только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ч. 8 ст. 8).

    В-третьих, прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях (ч. 4 ст. 8).

    2.4. Содержание отдельных видов оперативно-розыскных мероприятий

    Ни ФЗ об ОРД, ни иные открытые нормативные правовые ак­ты не дают определений видов ОРМ (перечислены лишь их названия), не регулируют обязательный порядок их проведения, полный состав участни­ков, способы закрепления результатов, названия и формы составляемых документов и т.д.

    Понятия видов ОРМ, отдельные требования к их проведению и доку­ментированию имеются в секретных нормативных актах МВД России, ФСБ России, ФСКН России и других правоохранительных органов. Однако, во-первых, эти требования сформулированы довольно кратко; во-вторых, они чаще имеют слишком обобщенный или рекомендательный характер; в-третьих, следователи, прокуроры, судьи, адвокаты и другие участники уго­ловного судопроизводства, как правило, не имеют доступа к этим норма­тивным правовым актам.

    Этот пробел в законодательстве влечет различные, в том числе негатив­ные, последствия. Наиболее распространенные из них - это самое широ­кое разнообразие и противоречивость практики в регионах по поводу проведения ОРМ; оценки допустимости тех или иных действий в их рамках; составления итоговых документов и т.д. Отсутст­вие в нормативных правовых актах открытого характера определений видов ОРМ, порядка их проведения и способов фиксации результатов позволяет оперативно-розыскным подразделениям при необходимости «производить подмену» одного мероприятия другим (например, оперативного эксперимента – наблюдением), проводить под видом законных ОРМ мероприятия, не предусмотренные в законе[64].

    Ввиду отсутствия определенных законодательных процедур, в настоящей работе изложены самые общие положения о содержании отдельных ОРМ, которые практически не вызывают разночтений  в специальной литературе.

    1. Опрос - это ОРМ, заключающееся в сборе (добывании) информации в процессе непосредственного общения оперативника или по его пору­чению другого лица с человеком, который осведомлен или может быть осведомлен о лицах, фактах и об обстоятельствах, имеющих значение для решения задач ОРД[65].

    Опрос как форма беседы (общения) может происходить как конфиденциально (негласно), так и открыто (гласно).

    Опрос в негласной форме имеет место, когда  опрашиваемый не знает, что участвует в опросе, т.е. он не осведомлен о том, что его собеседник собирает информацию для решения задач ОРД. Для этого проведение опроса допускается с использованием мер конспира­ции, зашифровки опрашивающим своей личности, статуса либо его участия в беседе в качестве лица, которым он фактически не яв­ляется. Это обусловлено полномочиями ОРО. В частности, право ис­пользования в целях конспирации документов, зашифровывающих личность должностных лиц и граждан, оказывающих им содействие, позволяет выступать в качестве и от имени вымышленных лиц, которые значатся в специальном документе.

    Опрос в гласной форме означает, что опрашиваемое лицо знает, что его собеседник собирает информацию для решения задач ОРД (хотя о конечных, настоящих целях вопросов, может и не догадываться).

    Опрос может происходить как при непосредственном зри­тельном восприятии опрашиваемого и опрашивающего, так и без такового — посредством использования технических средств (напри­мер, телефонной связи или в Интернете).

    Использование технических средств, а также задействование в проведении рассматриваемого ОРМ частных лиц не образует опосредованной формы общения. Неотъемлемой чертой опроса представляется непосредственность общения субъекта с объектом независимо от того, кто выступает в качестве субъекта — сам оперативник или по его поручению другое лицо.

    При проведении опроса как ОРМ законодатель не предъявляет каких-либо требований к его осуществлению и не устанавливает ограничений. Исходя из этого возраст, пол, физическое и психи­ческое состояние опрашиваемого не являются препятствием к проведению опроса, которое может диктоваться практической целе­сообразностью и ограничиваться только нормами этики и морали. Например, опрос несовершеннолетнего в отличие от допроса не требует присутствия педагога при его проведении. Представляется до­пустимым и проведение опроса больного, в частности жертвы преступ­ления, если его состояние позволяет провести такую беседу. Опрос потерпевшей женщины, в том числе об обстоятельствах преступления, носящих интимный характер, может быть проведен не только женщи­ной, но и мужчиной.

    Опрос может проводиться в любом месте и в любой обстановке. Время, место проведения опроса зависят от конкретных обстоя­тельств — он может проводиться как в служебном помещении ОРО, так и в любом другом месте, где находится опрашиваемое лицо (на улице, в транспорте, по месту работы или жительства, на месте происшествия и др.). Принудительный привод лиц для проведения опроса по общему правилу не допускается. Исключение составляют ситуации, предшествующие задержанию лиц по подозрению в совер­шении преступления.

    В ходе опроса может использоваться аудио-, видеозаписывающая и иная фиксирующая информацию аппаратура - как открыто, так и втайне от опрашиваемого. Поскольку использование аппаратуры не характеризует сущность опроса, а является лишь средством фик­сации информации, то согласия на ее использование не требуется.          Исключение составляет опрос с использованием полиграфа («детек­тора лжи»), при проведении которого необходимо письменное согла­сие опрашиваемого. Опрос с помощью полиграфа - разновидность ОРМ - опроса с использованием технических средств, и представляет собой проводимую по специальным методикам беседу с опрашиваемым лицом с фиксацией его психофизиологических реакций на задаваемые вопросы с целью оценки достоверности сообщаемой лицом информации[66].

    Лицу, в отношении которого проводятся гласные ОРМ в связи с подозрением его в причастности к подготовке или совершению преступления, предоставлено право отказаться свидетельствовать против себя, а также должна предоставляться возможность воспользоваться помощью адвоката. При этом не имеет значения, проводится ли ОРМ в рамках уголовного дела или до возбуждения уголовного дела. По буквальному смыслу ст. 48, 49, 51 Конституции РФ право отказаться свидетельствовать против себя, право на адвоката возникает у лица независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, - удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.

    Эти положения применимы и к ситуации, когда выступающее в официальном качестве должностное лицо в ходе оперативно-розыскного мероприятия, осуществляемого в отношении гражданина, чьи конституционные права на свободу, личную неприкосновенность и свободу передвижения реально ограничены путем административного задержания, проводит его опрос, направленный на выявление фактов и обстоятельств, уличающих данного гражданина в совершении преступления, тем более если он делает заявление о совершенном им преступлении.

    Опрос является составной частью не только ОРД, но и других видов правоохранительной деятельности, например частной детек­тивной, уголовного судопроизводства, административной, опрос могут проводить адвокаты. Однако такие опросы не тождественны опросу в ОРД и имеют существенные отличия. Например, опрос в уголовном судопроизводстве называется допрос и имеет отличных от ОРД участников, наделенных иным процессуальным статусом и обязанностями; его проведение регламентировано УПК и цель его проведения заключается в собирании фактических дан­ных, их последующей оценке и использовании в процессе доказы­вания по уголовному делу.

    В частной детективной, адвокатской деятельности прове­дение опроса имеет широкое распространение, однако он допуска­ется лишь с согласия предполагаемых объектов и лицами, не явля­ющимися субъектами ОРД, для достижения целей и решения задач, не обязательно совпадающих с целями и  задачами ОРД.

    Результаты опроса, проведенного в гласной форме, при согласии опрашиваемых могут быть оформлены объяснением (заявлением, протоколом явки с повинной), если опрашиваемый не согласен на разглашения факта сообщения им информации оперативнику, то его опрос оформляется рапортом[67] должностного лица при соблюдении конфиденциальности беседы с указанием на применение технических средств ее записи. Например, если опрос в порядке ст. 109 УПК, то его данные могут быть оформлены письменным объяснением лица по фактическим  обстоятельствам, о которых ему были заданы вопросы в ходе опроса.

    Если опрос проводился в негласной форме, то полученные сведения оформляются рапортом, справкой[68] должностного лица, проводившего опрос. К акту могут прилагаться аудио-, видеозаписи и прочие технические носители информации. 

    2. Наведение справок - ОРМ, направленное на получение информации о физических лицах, о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения задач ОРД, путем непосредственного изучения документов, материалов, баз данных, направления запросов на предприятия, в учреж­дения и организации, другим юридическим, а также физическим лицам, которые располагают или могут располагать указанной информацией[69].

    Получение или собирание информации при наведении справок представляет собой процесс истребования официальных документов, составление запросов и получение необходимой для решения задач ОРД информации в виде ответов на поставленные вопросы, данных официальных криминалистических и оперативных учетов и др. В зависимости от статуса информации обращение за ее получе­нием или предоставлением возможности ознакомления с содержа­щими ее источниками может быть как письменным, так и устным.

    Законные требования оперативных сотрудников, обязательны для исполнения физическими и юридическими лицами, к которым эти требования предъявлены (ч. 2 ст. 15 ФЗ об ОРД), следовательно, ОРО имеют право безвозмездно  получать от указанных субъектов информацию, необходимую для исполнения своих функциональных обязанностей. Юридическими лицами являются российские правоохранительные органы и спецслужбы, суды, иные органы публичной власти, учреждения и организации (включая общественные и частные), в распоряжении которых находится предмет наведения справок (паспортные столы, органы ЗАГС, справочные и аварийные службы и др.). Физические лица как адресат наведения справок: связи изучаемого лица (родственники, близкие лица и знакомые), специалисты в различных областях искусства, науки, техники и ремесла (коллекционеры, архивариусы и др.)[70].

    Сведения конфиденциального характера могут быть официально затребованы только по письменному запросу, причем далеко не все конфиденциальные сведения могут быть получены ОРО (например, адвокатам запрещается сообщать любые сведении об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием).

    Рассматриваемое оперативно-розыскное мероприятие осуществляется гласно или негласно в зависимости от характера собираемой информации и ее исполнителей. В целях сбора информации от источников, располагающих ее носителями, материалами, документами и др., представляется до­пустимым не только ее получение по официальным запросам, но и с использованием тактических приемов, мер конспирации.

    Наведение справок может осуществляться как непосредственно должностным лицом ОРО, так и при помощи конфидентов. Полу­чение информации из источников, имеющихся у частных лиц, может сопровождаться снятием копий документов либо их изъятием с согласия этих лиц.

    Полученная в тоге наведения справок информация, как правило, документируется. Эти сведения оформляются в виде справки-меморандума (справки), акта оперативника, который его проводил и др. В оперативно-служебном документе указывается основание для наведения справок и другие обстоятельства. Если из запрашиваемого адресата ответ получен в письменной форме, то документ приобщается к акту. К нему также могут прилагаться аудио-, видеозаписи и другие технические носители информации и предметы[71].

    3. Сбор образцов для сравнительного исследования - это обнаружение,  физическое изъятие и консервация материальных носителей информации (предметов,  веществ и пр.) с целью их сравнения с материалами, которыми уже располагает оперативное подразделение либо с целью обнаружения тождественных предметов  у  лиц объектов оперативной заинтересованности для решения конкретной задачи ОРД. Также данное ОРМ определяется как обнаружение и изъятие материальных носителей юридически значимой информации как объектов последующего сравнительного исследования в целях решения конкретных задач ОРД[72].

    Закон не ограничивает перечень собираемых образцов, поэтому они могут включать в себя любые необходимые объекты, связанные с жизнедеятельностью человека (следы ног, рук, волосы, голос, кровь, запах, почерк и т.п.),  микрочастицы, следы транспортных средств, похищенное или укрываемое имущество, сырье, полуфабрикаты, готовая продукция, оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, наркотики, контрафактная продукция, контрабандные товары и т.д.

    Указанное ОРМ может проводиться как должностным лицом ОРО, так и другими лицами по его поручению. При необходимости к сбору образцов для  сравнительного исследования могут привлекаться специалисты, обладающие научными, техническими и иными узкоспециальными познаниями (представители экспертных учреждений, отдельные граждане, занимающиеся собирательством  соответствующих видов изделий, представители производственной сферы и т.п.). Полученные образцы надлежащим образом упаковываются и направляются с сопроводительным письмом в подразделение, осуществляющее подобного рода исследования, для получения необходимого заключения.

    Форма проведения может быть как гласной, так и негласной. Гласный сбор образцов проводится при согласии их вла­дельцев (носителей). При этом могут участвовать представители общественности, которые удостоверяют ход и результаты этого ОРМ.

    При негласном сборе образцов исключается разглашение либо самого факта отбора пробы (образца), либо истинной цели ОРМ. Например, при купле-продаже партии наркотических средств практически всегда идет демонстрация или проба товара, при этом после того, как продавец и покупатель уходят, на месте совершения сделки можно обнаружить остатки наркотического вещества. Чтобы оно не пропало, оперативный работник может произвести такое ОРМ, как сбор образцов для сравнительного исследования. Эти образцы в последствии могут понадобиться для идентификации партии наркотиков,  обнаруженной уже в другом месте. При этом информацию о  произошедшем  преступлении  органы,  осуществляющие ОРД, могут направить для возбуждения уголовного дела, а могут в целях, например, обнаружения организаторов преступления  и  не направлять.

    Фактически сбор образцов для сравнительного исследования может иметь место при проведении других ОРМ, например, в ходе проверочной закупки контрафактной продукции, образцы которой после закупки направляются на исследование с целью установить ее подлинность и т.п.

    Анализируемое ОРМ представляет собой оперативно-розыскной аналог следственного действия, предусмотренного ст. 202 УПК, именуемого получением образцов для сравнительного исследования. Отличие указанного ОРМ состоит в том, что оно преследует цель обеспечения воз­можности непроцессуального исследования предметов и документов. Образцы собираются с помощью разнообразных гласных и негласных действий непосредственно самими ОРО, в ходе данного ОРМ невозможен принудительный сбор образцов.

    Получение образцов для сравнительного исследования в ходе следственного действия осуществляется в соответствии с постановлением следователя, которое обязательно для лица, у которого получают образцы. Об изъятии образцов составляется протокол с соблюдением требований ст. 166 и 167 УПК. Лицо, у которого изымаются образцы, участвует в данном следственном действии, имеет право удостоверить его результаты своей подписью в протоколе. Такие правовые гарантии не предусмотрены для сбора образцов для сравнительного исследования в качестве ОРМ.

    Оформление сбора образцов зависит от формы проведения. Если мероприятие проводилось негласно, то, как правило, о его результатах составляют рапорт. Если же мероприятие проводилось гласно, то его результаты могут быть зафиксированы в акте сбора образцов для сравнительного исследования[73], дактилоскопической карте и других официальных документах.

    В таких оперативно-служебных документах указываются: количество изъятого вещества в качестве образца (с его описанием); условия, при которых проходил сбор образцов;  присутствующие при этом лица, применяемые технические средства и их характеристики; вид упаковочного материала, способ упаковки и др. Добытые образцы должны быть соответствующим образом упакованы, опечатаны и  направлены адресату. К указанным служебным документам прилагаются документы, предметы, аудио-, видеозаписи и прочие технические носители информации.

    Получение образцов для сравнительного исследования предназначается для проведения другого ОРМ - исследования пред­метов и документов.

    4. Исследование предметов и документов - это непроцессуальное специализированное изучение полученных в ходе других ОРМ материальных объектов, которые, вероятно, сохранили (могли сохранить) на себе материальные следы преступлений, являлись или могли явиться орудием совершения преступления или результатом преступной деятельности, с целью выявления признаков преступной деятельности и причастности к ней конкретных лиц. Обычно проводится в период доследственной проверки первичной оперативно-розыскной информации или по делам оперативных учетов.

    Субъектами проведения этого ОРМ являются физические лица, обладающие специальными познаниями: оперативник, по его поручению агент, иное лицо, содействующее проведению ОРД (лицо, обладающее специальными познаниями в какой-либо сфере), а также юридические лица: криминалистические, экспертные и иные специальные подразделения правоохранительных органов и спецслужб, другие государственные органы, организации и  учреждения,  специалисты  которых  выполняют задание оперативного подразделения (специалисты ЭКО УФСКН по ЯО исследует образцы наркотического вещества, полученного в ходе проверочной закупки; сотрудники музея исследует историческую ценность иконы, картины и т.п.).

     Один из принципов исследования документов и предметов сводится к тому, что при его осуществлении не должны быть утрачены их качественные характеристики и осталась возможность их использования в доказывании по уголовному делу, включая проведение соответствующей судебной экспертизы.

    Проведение исследования предметов и документов представляет­ся допустимым как по месту их нахождения, так и в служебных по­мещениях правоохранительных органов, экспертных учреждений и др. Это зависит от характера и сложности исследования. Например, чтобы определить, имеет ли место след крови или иного вещества, достаточно на пятно нанести необходимый реактив. При таком исследо­вании не имеет смысла изымать предмет с места его нахождения, если не подтвердится наличие следа крови на предмете.

    Как правило, о проведении ОРМ составляется справка (справка-меморандум). Однако результаты могут быть оформлены рапортом оперативника, актом или иным документом. К итоговому документу могут прилагаться предметы и документы, например, акт исследования (ревизии, проверки) или заключение, которое было составлено специалистом (организацией), проводившим исследование[74].

    5. Проверочная закупка - это ОРМ, состоящее в специальном воз­мездном приобретении (покупке, обмене, залоге, аренде) товара или получения услуги в сфере легального или нелегального их обмена в целях выявления преступлений[75]. Проверочная закупка позволяет задержать лицо с поличным, получить образцы для сравнительного исследования.

    Проверочная закупка заключается в искусственно созданной оперативным работником (оперативным подразделением) ситуации приобретения товара или услуги (без цели потребления или сбыта) при наличии оперативной информации о влекущих уголовную ответственность нарушениях законодательства РФ, регулирующего финансовую, хозяйственную, предпринимательскую или торговую деятельность.      Проверочная закупка является мнимой сделкой купли-продажи, совершаемой сотрудниками правоохранительных органов. По этой причине она не влечет каких-либо юридических последствий.

    Указанное ОРМ предусмотрено не только ст. 6, 8 ФЗ об ОРД, но и в ст. 36, 49 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».

    Проверочная закупка проводиться, главным образом, в целях выявления фактов распространения (сбыта) предметов и веществ, оборот которых ограничен или запрещен (оружие, наркотические средства, драгоценные металлы и камни, «пиратская» продукция и т. п.). Также она проводится в целях установления фактов соблюдения правил торговли, правильности ведения и оформления финансовой или предпринимательской  деятельности, выявления фактов укрытия реального дохода от уплаты налогов, занижения качества товаров, необоснованного завышения цен.

    Проверочная закупка может быть проведена сотрудником ОРО или другим лицом, действующим по его поручению. Проведение проверочной закупки может сопровождаться применением специальных технических средств для объективного отражения ее хода, пометок денежных средств расчета или негласного копирования сертификатов на реализуемые товары и т.д.

    Проведение проверочной закупки предметов, гражданский оборот которых ограничен либо реализация которых запрещена, допускается на основании постановления, утвержденного соответствующим руко­водителем ОРО (см. ч. 7 ст. 8 ФЗ об ОРД). Применительно к иным предметам такой порядок проведения закупки не является обязатель­ным.

    Необходимость вынесения постановления обусловлена необходимос­тью обеспечить неприкосновенность участников мнимой сделки, поскольку сам факт ее осуществления формально может подпадать под признаки состава преступления, а граница между его наличием и отсутствием определяется прежде всего по субъективной стороне.

    По результатам проверочной закупки, как правило, составляется документ, име­нуемый актом в котором точно отражаются все об­стоятельства этого ОРМ (например, см. Приложение № 3). О проведении этого ОРМ может составляться рапорт или справка (справка-меморандум). Кроме того, могут быть получены объяснения граждан – участников проверочной закупки. К рапорту (справке, акту) могут прилагаться документы и предметы, аудио-, видеозаписи и другие технические носители информации.

    6. Наблюдение - тайное, направленное, систематическое, непосредственное, визуальное или опосредованное (с помощью технических средств) восприятие деяния лица (лиц) или явлений (события, факта, процесса), значимых для решения конкретных задач ОРД, их, как правило, фиксация и регистрация[76].

    В ходе наблюдения происходит слежение за лицами, подозреваемыми в совершении криминальных деяний, используемыми ими транспортными средствами, местами их жительства и время препровождения, за их поступками и поведением с целью получения объективной информации о признаках преступной деятельности, установления личных и криминальных связей, лиц, выступающих в качестве соучастников, мест хранения орудий, предметов совершения преступлений, предметов, добытых преступным путем и др.

    Осуществление простого наблюдения не требует санкции руково­дителя ОРО, и проводится по решению оперативника. Если наблюдение связано с ограничением права граждан на неприкосновенность жилища (независимо от того, делается ли это путем физического проникновения в жилище или без такового, с помощью технических средств), оно может производиться согласно ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД, не иначе, как по судебному решению. В случаях, требующих привлечения к наблюдению значительных сил и средств, а также финансовых затрат, наблюдение осуществляется на основании рапорта сотрудника ОРО, утверждаемого руководите­лем ОРО.

    Наблюдение может быть как непосредственным, так и опосредо­ванным. При непосредственном наблюдении должностное лицо лич­но воспринимает объект, и информация об объекте поступает к нему без промежуточных звеньев. Опосредованное наблюдение предпола­гает восприятие информации через других лиц, технических средств дающих информацию о наблюдаемом лице или событии.

    Выделяют физическое и техническое наблюдение. Физическое наблюдение (визуальный способ слежения)  может осуществляться оперативным сотрудником или по заданию оперативных служб сотрудниками спецподразделений, либо, наконец, лицами, оказывающими содействие оперативным органам на конфиденциальной основе и имеющими подходы к проверяемым или разрабатываемым. Наблюдение  с применением  специальных  технических средств для слежения за действиями и поступками лиц, подозреваемых в совершении преступлений, проводится специалистами оперативно-технических подразделений по заданию основных субъектов ОРД в помещениях, условленных местах, транспортных средствах с помощью аппаратуры аудио- и видео записи посредством слухового контроля и записи разговоров разрабатываемых. В процессе наблюдения в хронологическом порядке фиксируются все передвижения, действия и контакты наблюдаемого в определенные промежутки времени.

    Результаты наблюдения фиксируются в оперативно-розыскных документах (справка, акт наблюдения, агентурное сообщение, отчет, рапорт, сводка наружного наблюдения[77]), а также в фотографиях,  кино-, видео-, аудиоматериалов и т.п. полученных в результате кино-, фото-, видео-, аудио- запи­си наблюдавшихся объектов[78].

    В итоговом оперативно-служебном документе (сводке) отражаются в хронологическом порядке развитие наблю­даемого события, контакты наблюдаемого лица с другими лицами и иные обстоятельства.

    7. Отождествление личности - это ОРМ, заключающиеся в негласном (как правило) опознании и установлении тождества личности по признакам внешности и поведения, оставленным следам и продуктам жизнедеятельности[79].

    Отождествление личности проводится в тех случаях, когда в целях, например,  раскрытия преступления по горячим следам или когда круг подозреваемых слишком широк потерпевшему или свидетелю для установления личности преступника предъявляют альбомы с фотографиями, видеотеку, фоторобот, рисованный портрет или иные материалы с потенциальными подозреваемыми, опознающему могут в месте вероятного появления опознаваемого показывать в натуре лиц, среди которых может находиться потенциальный подозреваемый.

    Указанное ОРМ предполагает непроцессуальную идентификацию лица не только по его мысленному образу в сознании опознающего лица, но и по следам, оставленным опознаваемым. В частности, такое отождествление представляется возможным в результате идентификации следов рук, крови, волос, слюны, запаха, фото-, видеоизображений и других признаков. В таких случаях анализируемое ОРМ схоже с ОРМ «Исследование предметов», поскольку отождествление происходит с привлечением специалистов, использующих криминалисти­ческие способы отождествления.

    Субъектами рассматриваемого ОРМ могут быть как сами опера­тивники, так и лица, привлеченные для проведения отождествления личности, которые располагают информацией об опознаваемом (отождествляемом) лице, а также конфиденты и специалисты. К про­ведению данного ОРМ могут привлекаться кинологи - для исполь­зования служебно-розыскных собак при отождествлении личности по запаховым следам, изъятым с места преступления. Отождествление личности возможно и лицом, которое лично не воспринимало признаки внешности объекта, в том числе по видео-, кино-, фотоизображениям, но располагает описательной информа­цией об индивидуальных идентифицирующих (поисковых) призна­ках лица (по методу словесного портрета). Это возможно, например, в ситуации, когда потерпевший сообщил внешние признаки напа­давшего, но сам по физическому состоянию не может участвовать в ОРМ.

    Процедура отождествления в законодательстве не установлена, следовательно, при этом ОРМ не обязательно присутствие понятых, удостоверяющих факт узнавания, нет требований к предъявлению объекта отождествления. Отождествление личности в процессе оперативно-розыскного мероприятия может проводиться различными тактическими приемами с использованием технических средств, гласно и негласно. Наиболее распространенными формами отождествления являются  опознание по фотографиям, непосредственное отождествление разыскиваемого или подозреваемого очевидцами криминального поступка. Отождествление может проводиться как в обычных условиях (по месту служебной деятельности, в бытовой обстановке, на месте преступного посягательства), так и в  специально создаваемых условиях (вызов в федеральные органы налоговой полиции по одному поводу многих граждан, встреча при проведении презентации, других массовых мероприятий).

    Данное ОРМ имеет существенные отличия от следственного действия «Предъявление для опознания» (ст. 193  УПК  РФ).

    Полученные в результате отождествления личности данные могут быть оформлены справкой, рапортом, сводкой, актом отождествления личности, сообщением конфидента (агентурным сообщением), объяснением гражданина участника отождествления или заявлением гражданина с приложением аудио-, видеозаписей, фотографий, на которых зафиксирован про­цесс осуществления мероприятия либо используемых при его осуществлении.   

    8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и т/с - это ОРМ, известное  в теории ОРД под названием «оперативный осмотр» и заключающееся в непосредственном или опосредованном (с использованием технических средств) визуальном осмотре и изучении (исследовании) указанных объектов с целью выявления лиц, фактов и обстоятельств, имеющих значение для решения задач ОРД.

    Обследование включает в себя как осмотр объектов, так и отыскание орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, документов, веществ и других предметов. Обследование может производиться и для обнаружения разыски­ваемых лиц, трупов, обнаружения тайников, следов преступной деятельности.

    Рассматриваемое ОРМ предполагает проведение осмотра лично должностным лицом ОРО, либо по его поручению конфидентом, или должностным лицом, имеющим право вхождения на эти объекты или по роду деятельности связанного с такими объектами (сотрудник ДПС, сотрудники государственной противопожарной службы, работники жилищно-эксплуатационных организаций и др.) в целях обнаружения предметов, документов, указывающих на признаки преступной деятельности, получения информации, необходимой для решения задач ОРД[80].

    Оперативный осмотр, ограничивающий конституционные права граждан на  неприкосновенность  жилища, допускается только на основании судебного решения. Однако в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, обследование может быть проведено без судебного разрешения, но с последующим уведомлением суда о таком обследовании (ч. 3 ст. 8 ФЗ об ОРД)

    При проведении обследования допускается копирование, фотографирование, видеозапись, перемещение, нанесение химических или других меток на обнаруженные объекты, представляющие интерес для борьбы с преступностью, установление химических, биологических ловушек и создание других условий для последующего следообразования. Изъятие или  подмена обнаруженных во время оперативного осмотра предметов допускается в исключительных случаях с разрешения того руководителя, который утвердил план проведения оперативно-розыскного мероприятия.

    В случае обнаружения во время проведения ОРМ предметов и ве­ществ, изъятых из гражданского оборота, принимаются меры к их сохранности до проведения гласных мероприятий по их изъятию либо по негласному контролю за их перемещением, распростране­нием. При необходимости могут быть взяты образцы (пробы) об­наруженных предметов, средств или веществ. Момент проведения гласных мероприятий по изъятию таких предметов и веществ может определяться исходя из фактических обстоятельств, объективной не­обходимости, тактических соображений, возможностей контроля за распространением предметов (веществ), установления их принадлеж­ности конкретным лицам или определения лиц, причастных к совер­шению преступления.

    Проведение гласных мероприятий, уголовно-процессуальных и иных мер не может быть отложено по времени в случаях обнаруже­ния бомб, снарядов, мин, взрывчатых веществ, взрывных устройств, а также радиоактивных, химических и других предметов, представ­ляющих опасность для окружающих.

    9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и  иных сообщений – совокупность действий по конспиративному просмотру письменной и иной зафиксированной на материальном носителе корреспонденции с целью обнаружения сведений о преступной деятельности лица изучаемого, выявление его связей и получения иной информации, способствующей решению конкретных  задач ОРД[81]. Указанное ОРМ может осуществляться только на основании судебного решения.

    10. Прослушивание телефонных переговоров – это совокупность действий по конспиративному слуховому контролю с помощью технических средств переговоров, ведущихся по линиям телефонной связи (на основании судебного разрешения), или односторонних сообщений и, как правило, их фиксация с целью обнаружения сведений о преступной деятельности лица, выявления его связей и получение иной информации, способствующей решению задач ОРД[82].

    Контроль телефонных разговоров осужденных, осуществляемый персоналом ИУ не образует рассматриваемого ОРМ (см. ст. 92 УИК РФ).

    Прослушиванию могут быть подвергнуты переговоры, ведущиеся с домашнего, служебного телефона либо с  телефонов-автоматов с использованием линии проводной, космической или сотовой связи. Предметом прослушивания могут быть только переговоры, веду­щиеся с телефонов конкретных лиц либо находящихся в определен­ном адресе, где проживает (постоянно или временно), может скры­вается, откуда либо куда может звонить соответствующее лицо — объект мероприятия.

    11. Снятие информации с технических каналов связи  - совокупность действий по получению ОРО сведений, необходимых для решения конкретных задач ОРД, и их фиксация путем съема техническими средствами характеристик электромагнитных и других физических полей, возникающих при передаче информации по сетям электрической связи, в работе компьютерных сетей, баз данных, телекоммуникационных информационных систем, предназначенных для сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и распространения информации[83].

    12. Оперативное внедрение - это ОРМ, основанное на конспиративном вводе штатного сотрудника оперативного подразделения или конфидента в криминально-криминогенную среду или на соответствующие объекты, добывании сведений о лицах, фактах и об обстоятельствах, представ­ляющих оперативный интерес, в воздействии на лиц и ином конспиратив­ном участии в решении или способствовании решению задач ОРД[84].

    Данное ОРМ должно проводиться в случаях, когда применением иных мер невозможно  или крайне затруднительно обеспечить решение задач по борьбе с наиболее опасными видами преступной деятельности (профессиональная, групповая, организованная преступность).

    Не образует рассматриваемого ОРМ привлечение к негласному сотрудничеству лица, уже находящегося (работающего) на соответ­ствующем объекте, имеющего контакт или устойчивую связь с лицом, представляющим оперативный интерес, либо входящего в состав ОПФ.

    К числу объектов оперативного внедрения могут быть отнесены ОПФ; отдельные лица, обоснованно подозреваемые в подготовке или причастности к совершению преступлений; жилые массивы, участ­ки местности со сложной криминогенной или криминальной обста­новкой; пораженные преступностью объекты экономики, другие учреждения, организации независимо от форм собственности.

    С учетом действия субъектов ОРД в условиях повышенного профессионального риска их персональный отбор и подготовка к внедрению на соответствующие объекты подробно регламентируется закрытыми ведомственными нормативными актами.

    Рассматриваемое ОРМ проводится на основании постановления, которое утверждается руководителем ОРО (ст. 8 ФЗ об ОРД). В по­становлении должна обосновываться необходимость оперативного внедрения, тактический замысел ОРМ, роль и задача внедряемого лица, его линия поведения, меры по обеспечению безопасности и конспирации, а также приводиться другие данные, обосновывающие правомерность и допустимость действий участника ОРМ.

    В процессе оперативного внедрения участник этого ОРМ может самостоятельно проводить любые ОРМ, не требующие санкциони­рования (разрешения на их проведения).

    Данные, полученные в результате проведения этого ОРМ, могут оформляться рапортом, агентурным сообщением, справкой-меморандумом и др. К итоговому документу могут прилагаться документы и предметы, аудио-, видеозаписи и другие технические носители информации.

    13. Контролируемая поставка - это оперативно-розыскное мероприятие по установлению постоянного негласного контроля за нелегальным перемещением (пересылка,  поставка, транспортировка и т.п.) предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо гражданский оборот которых ограничен, а также в отношении находящихся в свободном обороте товаров, грузов, денежных средств и ценных бумаг, которые свидетельствуют о совершении налоговых или других экономических преступлений[85].

    Цели этого ОРМ заключаются в установлении схемы поставки, других обстоятельств преступной деятельности, захват и разоблачение получателей груза и максимально полного числа лиц, причастных к противоправным действиям.

    Контролируемая поставка, как правило, проводится по преступле­ниям, носящим характер продолжительного процесса, когда действия с контролируемым предметом растянуты во времени, предмет пере­едается от одного лица к другому, является предметом сделок и др. Не исключается проведе­ние рассматриваемого ОРМ и по оконченному преступлению после выполнения его объективной стороны. Здесь контролируемая по­ставка может проводиться с целью выявления других преступлений, обнаружения соучастников преступления, мест их нахождения и др.

    По масштабности проведения  контролируемые  поставки подразделяются на внутренние, проводимые на территории России, и внешние, осуществляемые в установленном международными соглашениями и договорами порядке на территориях разных государств. Внешние контролируемые поставки проводятся по согласованию с национальными и международными правоохранительными органами.

    Результаты контролируемой поставки оформляются в зависимос­ти от поставленных и достигнутых целей и задач, а также от того, кто проводил операцию. Они могут быть оформлены в виде рапорта, справок, доверенностей, приходно-расходных и иных документов, объяснений граждан или акта контролируемой поставки, а также других физических носителей информации, которые могут иметь дока­зательственное значение по уголовным делам[86].

    14. Оперативный эксперимент - ОРМ, направленное на создание и  использование негласно контролируемых искусственных условий или объектов для совершения преступных посягательств на них в целях своевременного выявления, задержания с поличным или пресечения действий лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших тяжкие преступления[87].

    Данное ОРМ также определяется как сбор информации путем искусственного создания управляемых условий и изучении поведения лица в этих условиях[88].

    Рекомендательный законодательный акт «О борьбе с организованной преступностью», принятый постановлением Межпарламентской Ассамблеей государств - участников СНГ 2 ноября 1996 г. в ст. 26 определяет оперативный эксперимент как воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств противоправного событий и совершения необходимых опытных действий в целях пресечения преступных действий, выявления лиц их готовящих или совершающих, а также проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных противоправных действий или получения новых данных о противоправной деятельности.

    Оперативный эксперимент предполагает искусствен­ное создание желаемой ситуации (условий), в которой может про­явиться, обнаружиться то или иное явление либо проверяться то или иное предложение. Это ОРМ позволяет проверить опытным путем предположения о намерениях, целях и возможных действиях лиц, представляющих оперативный интерес. Так с помощью оперативного эксперимента можно обнаружить намерение ранее неизвестного лица дать взятку сотруднику ГИБДД, проверить предположение о намерении конкретного лица «заказать» убийство другого лица, намерение конкретного лица дать взятку, намерение лица продать (купить) наркотики или другие ограниченные в обороте объекты.

    На практике оперативный эксперимент чаще всего проводится в целях выявления и раскрытия фактов взяточничества, вымогательства, для раскрытия и изобличения «заказчиков» убийств. С помощью этого ОРМ можно выявить лиц, совершающих систематическое злостное уклонение от уплаты налогов, пользующиеся для этого коррумпированными связями в налоговых инспекциях либо входящие в состав ОПФ и т.п.

    Согласно ч. 7 ст. 8 ФЗ об ОРД проведение ОЭ допускается только в це­лях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких, особо тяжких преступлений, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

    Важным правилом проведения оперативного эксперимента является то, что при его проведении разрабатываемое лицо не побуждается к действиям, необходимым для решения оперативной задачи; при эксперименте проверяет­ся, будет ли разрабатываемый в наблюдаемых условиях вести себя, как предполагается согласно версии, или не будет. Оперативный эксперимент только тогда ценен и доказателен, когда лицо, в отношении которого он проводится, находится в обычных для него условиях, когда на него не давят привнесенные обстоятель­ства, не искажают проявлений его воли. Действительно, иначе встает вопрос, а не действия ли сотрудников ОРО склонили лицо к совершению преступления? Но в таком случае их действия являются преступлением, а доказательства, полученные благодаря такому «оперативному эксперименту» являются не допустимыми, поскольку получены в результате преступления.

    Анализируемое ОРМ имеет ряд отличий от ОРМ «Наблюдение».

    Во-первых, посредством эксперимента можно с большей точностью, чем при наблюдении, изучить то или иное явление, ибо такое изучение про­водится с предварительной подготовкой.

    Во-вторых, эксперимент ускоряет получение необходимой информации о взгля­дах, намерениях, преступном опыте и т.п., выявление которых без применения экспериментальных методов можно ожидать годами, так как проявляются они лишь в определенной ситуации.

    В-третьих, при оперативном эксперименте ОРО влияют на ход событий, участвуют в них (непосредственно или опосредованно), создают условия (но не причину) наступления преступного результата и тем самым способствуют их развитию (например, сотрудники ОРО передают потерпевшему предмет вымогательства и организуют контролируемую передачу его вымогателям; сотрудники ОРО соглашаются купить наркотики). Если бы не условия, созданные ОРО, то причина (преступное намерение лица) возможно и не породила следствия (преступление) в данном месте, времени, обстоятельствах. При наблюдении ОРО никаким образом не вмешиваются и не способствуют происходящему. Наблюдение – «снимок происходящего», оперативный эксперимент – определенное способствование наступлению событий.

    К сожалению, отсутствие четких законодательных критериев отграничения этих видов ОРМ позволяет оперативно-розыскным подразделениям при необходимости «производить подмену» одного мероприятия другим.

    Оперативный эксперимент существенно отличается от следственного эксперимента, который является следственным действиям и урегулирован в УПК РФ (ст. 181, 164, 166, 170 и др.).

    В теории оперативно-розыскной деятельности выделяют два вида оперативного эксперимента в зависимости от цели его проведения[89].

    Первый направлен на выявление неизвестных лиц. Суть его заключается в использовании специально подготовленных контроли­руемых объектов покушения преступников (ловушки, приманки), которые помещаются там, где может быть совершено преступление. Например, такой вид оперативного эксперимента используется для выявления и изобличения лиц, дающих взятки инспекторам ГИБДД. Возможно создание фирм (например, оказывающих юридические услуги), которые помогают выявлять экономические преступления.

    Второй вид используется только для документирования и задер­жания с поличным конкретных лиц, обоснованно подозреваемых в совершении преступлений. Чаще всего этот вид осуществляется по взяточникам, вымогателям, торговцам наркотиками, оружием и прочим преступникам, где фи­гурируют любые запрещенные к обращению предметы, вещества.

    Исходя из анализа практики применения второго вида оперативного эксперимента в научной литературе предлагается несколько организационных этапов его проведения, составляющих некий алгоритм действий оперативных сотрудников[90].

    1. После получения информации о причастности лица к замаскированной преступной деятельности эта информация проверяется, в случае ее подтверждения она документируется. Например, объяснения лица, с которого требуют взятку, запись просьбы лица совершить убийство, запись требований вымогателей передать имущество. Цель - зафиксировать, что инициатива совершить преступление принадлежит объекту разработки, и ОРО не будут провоцировать совершить преступление. Так, согласно п. 25 постановления Пленума верховного Суда РФ от.10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» не является провокацией взятки проведение ОРМ в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки.

    2. Далее принимается решение о проведении оперативного эксперимента, выносится постановление, составляется план оперативного эксперимента.

    3. Проведение самого ОРМ. В ходе оперативного эксперимента все действия участников ОРМ и контролируемых лиц должны быть задокументированы. Меры по документированию при проведении оперативного экс­перимента заключается в фиксации событий, для чего используется видео-, аудиозапись, фото- и киносъемка, информационные системы и другие технические средства как самостоятельно оперативником, так и с помощью оперативно-поисковых, оперативно-технических под­разделений, должностных лиц и специалистов по их применению в установленном порядке. При оперативном эксперименте возможно привлекать представителей общественности («понятых») для удостоверения хода и результата этого ОРМ (например, при вручении звукозаписывающей аппаратуры и помеченных купюр лицу, с которого требуют взятку).

    При проведении оперативного эксперимента запрещается провокация преступления, под которой понимается склонение к его совершению лиц, не обнаруживших противоправных намерений, а равно искусственное создание доказательств совершения преступ­ления или обстоятельств, имеющих доказательственное значение по уголовным делам. Например, экспериментальные действия по покупке наркотиков  могут быть правомерными только при условии, что ини­циатива принадлежит объекту ОРМ, т.е. лицу, сбывающему их. В противном случае участники ОРМ, работая на показатель, сами бу­дут искусственно воспроизводить преступность, а не бороться с ней.

    Согласно п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 г. № 14. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»: результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона (при наличии законных оснований и условий) и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

    Согласно п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»: субъектом провокации взятки либо коммерческого подкупа (статья 304 УК РФ) может быть любое лицо, действующее с прямым умыслом в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа. Данное преступление является оконченным с момента попытки передачи денег или иных материальных ценностей либо попытки оказания услуг имущественного характера. Решая вопрос о наличии состава данного преступления, суду надлежит проверять, не было ли предварительной договоренности с должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях, о согласии принять предмет взятки или коммерческого подкупа. При отсутствии такой договоренности и отказе принять предмет взятки или подкупа лицо, пытавшееся вручить названный предмет в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, подлежит ответственности по статье 304 УК РФ.

    Заключительная часть оперативного эксперимента может в ряде случаев принимать характер следственного действия – осмотра места происшествия, в котором может участвовать и следователь. Так, при задержании взяточника следователь может осматривать следы идентификатора на руках подозреваемого, осмотреть помещение с целью отыскания предмета взятки. Эти действия можно характеризовать как часть осмотра места происшествия или освидетельствование подозреваемого для установления на его теле следов преступления. При этом следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы) допускается проводить и до возбуждения уголовного дела (ст.  146 УПК РФ), что облегчает дело.

    4. Принятие мер к задержанию подозреваемого в момент соверше­ния преступления или разыскиваемого в момент обнаружения, оформление результатов этого ОРМ.

    Как правило, данные полученные в результате оперативного эксперимента, оформляются рапортом, итоговой справкой или актом (в случаях присутствия специалистов или представителей общественных объединений), в которых фиксируются обстоятельства его осуществления, действия, совершенные  проверяемым, и их последствия, дается перечень документов, предметов, изъятых и приобщенных к итоговым документам. В акте отражаются: цель мероприятия, время, обстановка и условия проведения; расстановка участников; местонахождение объекта наблюдения и лиц, приглашенных для контроля за его действиями; применяемые технические средства; участие в эксперименте специалиста; описываются  действия всех участвующих в оперативном эксперименте лиц, их замечания по окончании этого ОРМ.

    К акту прикладываются рапорта инициатора и других участников ОРМ, объяснения задержанных, очевидцев, иные оперативные документы, физические носители информации (аудио-, видеопленки и др.).

    Глава 3. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве 

    3.1. Понятие результатов ОРД. Основные направления их использования в уголовном судопроизводстве

    Рассмотрение понятия «результат оперативно-розыскной деятельности» возможно с различных позиций. С точки зрения самой ОРД как вида государственной деятельности, её результат – это решение конкретных задач, предусмотренных ФЗ об ОРД. Это может быть как получение информации, так и принятие на её основе необходимых решений, их исполнение. С точки же зрения уголовного процесса, его задач, толкование данного понятия будет несколько иным[91]. В соответствии с п. 361 ст. 5 УПК «результаты оперативно-розыскной деятельности – это сведения, полученные в соответствии с ФЗ об оперативно-розыскной деятельности, о признаках подготавливаемо­го, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавлива­ющих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда». Более широкое понятие, предназначенное для целей ОРД,  содержится в  Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд», утвержденной приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/36/201/286/410, согласованной с Гене­ральной прокуратурой РФ. В соответствии с п. 1 этого документа результаты ОРД – «…фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» порядке, о признаках под­готавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения на­казания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или эколо­гической безопасности Российской Федерации.

    Результаты ОРД отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.) …В случае проведения в рамках ОРД оперативно-технических мероприятий … результаты ОРД могут быть также зафиксированы на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.)»[92].

    Из указанных нормативных  определений следует ряд важных выводов.

    Во-первых, результаты ОРД не являются доказательствами, ибо не соответствуют нормативному определению доказательства (ст. 74 УПК РФ)[93]. В п. 4 определения Конституционного Суда РФ от 4 февраля 1999 № 18-О уточняется, что результаты ОРД являются лишь сведениями об источ­никах тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований ФЗ об ОРД, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона[94].

    Во-вторых, результаты ОРД - это только те сведения, которые получе­ны в точном соответствии с ФЗ об ОРД. Это означает, что нарушение в ходе проведения ОРМ это­го Федерального закона может повлечь за собой невозможность использо­вания их результатов в уголовном судопроизводстве. Статья. 4 ФЗ об ОРД в правовую основу ОРД включает не только Конституцию РФ и федераль­ные законы, но и принятые в соответствие с ними иные правовые акты фе­деральных органов государственной власти. Возникает вопрос: повлечет ли нару­шение этих правовых актов, например ведомственных инструкций, регла­ментирующих организацию и тактику проведения ОРМ, невозможность использования результатов ОРД? Ю.П.Гармаев считает, что такие нарушения могут повлечь, но не обязательно влекут запрет на использование полученных сведений в уголовном процессе[95].

    Думается, что ответ на этот вопрос зависит от нескольких обстоятельств.

    1.  Подзаконный нормативный акт не должен вступать в противоречие с законом как с актом большей юридической силы. Если ведомственная инструкция допускает отступления от требований ФЗ об ОРД, например, в части ограничения конституционных прав граждан, она в этой части не подлежит применению. Следование же оперативных сотрудников этой инструкции вопреки закону сделает невозможным процессуальное использование результатов ОРД, ибо суд при оценке результатов обязан будет руководствоваться законом, а не противоречащим ему подзаконным актом.

    2. Подзаконные нормативные акты могут содержать разные по своему назначению нормы. Это могут быть, допустим, правила документирования результатов ОРД (см., например, п.5-7 названной межведомственной Инструкции от 13 мая 1998 г., которые содержат требования к результатам ОРД, представляемым органу дознания, следователю, прокурору или в суд). Эти правила направлены на обеспечение достоверности оперативно-розыскной информации, а, значит, и будущих доказательств. Их нарушение может повлечь невозможность процессуального использования результатов ОРД. Если же установленные ведомственными нормативными актами положения касаются вопросов, которые не могут повлиять на достоверность получаемой информации (например, планирования ОРМ или организации взаимодействия между различными службами), то отступление от установленных правил в этих вопросах не будет препятствием для введения результатов ОРД в уголовный процесс (см., например п. 16 Инструкции).

    Использование результатов ОРД в уголовном судопроизводстве – это одна из форм реализации результатов ОРД, под которой понимается доведение результатов ОРД уполномоченным на то оперативно-розыскным законодательством субъектом до непосредственного потребителя[96]. Ими могут являться не только орган дознания, следователь, прокурор, суд, но и сами органы, осуществляющие ОРД, разведывательные и контрразведовательные органы, судебные приставы-исполнители, уголовно-исполнительные органы и др.

    К сожалению, уголовно-процессуальное законодательство не устанавливает никаких правил использования результатов ОРД, хотя на необходимость такого регулирования уже неоднократно указывалось в юридической литературе и в правоприменительной практике[97]. Единственная норма, посвященная данному вопросу, – ст. 89 УПК гласит: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам, настоящим Кодексом». Данная норма неоднократно подвергалась критике в силу своей противоречивости и практической невостребованности[98]. Толкуя эту норму от противного, можно сделать вывод, что при соблюдении процессуальной процедуры результаты ОРД могут использоваться в доказывании[99]. Некоторые другие нормы УПК косвенно допускают возможность учета оперативной информации. В частности, в  п.3) ч.1 ст. 140 УПК в качестве одного из поводов к возбуждению уголовного дела названо сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иного, помимо заявления и явки с повинной, источника. Таким источником вполне  могут быть результаты ОРД[100]. Или: п.4) ч.2 ст. 38 УПК наделяет следователя правом давать поручения органам дознания о производстве, в том числе, оперативно-розыскных мероприятий. Логично предположить, что полученную в результате этих мероприятий информацию следователь предполагает как-то использовать в ходе расследования по уголовному делу. Все остальные вопросы реализации результатов ОРД в уголовном процессе решаются уже много лет на основе законодательства об ОРД и прецедентов. С точки  зрения органов уголовного преследования использование возможностей ОРД сегодня является одним из основных резервов в борьбе с преступностью и в повышении результативности расследования[101].

    Исходя из содержания ст. 11 ФЗ об ОРД можно выделить следующие основные направления использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве:

    1) в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела;

    2) для подготовки и осуществления уголовно-процессуальных действий (следственных, судебных);

    3) в доказывании по уголовным делам;

    3.2. Представления результатов ОРД органам дознания, следователю, прокурору и суду

    Можно выделить две формы предоставления результатов ОРД указанным субъектам: непроцессуальную и процессуальную.

    В непроцессуальной форме может предоставляться информация,  ориентирующая следователя, например, о местонахождении объектов, имеющих значение для дела (например, местонахождении орудия преступления), о дей­ствиях и поведении лиц, причастных к расследуемому преступлению (сведения о преступной деятельности подозреваемых и обвиняемых; сведения о действиях различных лиц по сокрытию преступлений; сведения о действиях или намерениях совершить действия, пре­пятствующие расследованию; данные о лицах - носителях указанных сведений и вещественных образованиях, которые могут стать источником этих сведений).

    Использовать эту информацию возможно двояким путем: непосред­ственно и путем преобразования источника оперативной информации в источник доказательства (опосредованно).

    Использовать эту информацию непосредственно можно следующим образом:

    - учитывать ее при определении направленности расследования и конст­руировании версий о личности вероятного преступника, о местонахождении орудий, средств совершения преступления, имущества, добытого в результате преступления и т.п.;

    - для определения на ее основе очередности и характера следственных действий;

    - для обоснования  конкретных процессуальных действий, например, задержания с поличным,  наложения ареста на имущество обвиняемого или иных лиц, осмотра места происшествия;

    - для достижения превосходства в ранге рефлексии; оперативная инфор­мация в этом случае выполняет функцию "обратной связи", позволяя следователю оценить свои действия "глазами партнера" по его выска­зываниям третьим лицам;

    - учитывать ее при оценке следственной ситуации для принятии тактического решения[102].

    Особого порядка предоставления информации в данном случае не предусмотрено, пределы предоставления сведений, полученных в ходе ОРД, определяются оперативными сотрудниками с учетом требования сохранять государственную и служебную тайну (ст. 12 ФЗ). Передача информации может документально не оформляться. Подобное взаимодействие имеет место, например, в рамках деятельности совместных следственно-оперативных групп по пресечению и расследованию деятельности организованных преступных групп.

    О процессуальной форме предоставления результатов ОРД идет речь, когда предоставление осуществляется согласно нормативно установленной процедуре.

    В соответствии с ч. 3 ст. 11 ФЗ об ОРД представление результатов ОРД осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуще­ствляющего ОРД, в порядке, предусмотренном ведомственными норматив­ными актами. Такими актами являются, в частности:

    - Инструкция «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд», утвержденная приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/36/201/286/410, согласованная с Гене­ральной прокуратурой РФ (далее – Межведомственная Инструкция);

    - Временная инструкция «О порядке представления оперативными подразделениями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, дознавателю, следователю, прокурору или в суд», утвержденная приказом ФСКН РФ от 12.05.2006 N 147 (далее – Инструкция ФСКН)[103];

    - в каждом ОРО приняты подзаконные нормативные акты, в которых правила работы с результатами ОРД детализированы применительно к специфике работы.

    Указанные инструкции не только определяют понятие результатов ОРД, раскрывают основные направления их использования,  но и содержат правила, предназначенные обеспечить при передаче результатов ОРД конспирацию, сохранность государственной и служебной тайны. Также инструкции содержат требования к содержанию и оформлению представляемых материалов и к порядку их представления. Нарушение этих требований может повлечь невозможность использования результатов ОРД для формирования доказательств в рамках уголовного процесса

    Инструкции регламентируют порядок передачи соответствующих сведе­ний в четырех случаях: 1) по собственной инициативе органов, осуществ­ляющих ОРД; 2) при выполнении отдельных поручений органа дознания[104], следователя (п.21); 3) по указанию прокурора[105]; 4) по определению суда[106].

    Порядок представления результатов ОРД, полученных при исполнении запросов международных правоохранительных организаций и правоохра­нительных органов иностранных государств, определяется отдельными нормативными правовыми актами.

    Согласно п. 8 Межведомственной Инструкции[107] представление результатов ОРД означает передачу в установленном федеральным законом и настоящей инструкцией порядке конкретных оперативно-служебных документов, которые после определения их относимости и значимости для уголовного судопроизводства могут быть приобщены к уголовному делу.

    В соответствии с п. 10 Межведомственной Инструкции представление результатов ОРД разбито на четыре этапа:

    1) вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следо­вателю, прокурору или в суд (Приложение № 5);

    2) при необходимости – вынесение постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государствен­ную тайну;

    3) оформление сопроводительных документов (Приложе­ние № 6);

    4) фактическая передача материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т.п.).

    Далее эти этапы регулируются более детально (См.: п. 8-26 Межведомственной Инструкции, п. 8-21 Инструкции ФСКН).

    Рассмотрим каждый этап.

    1. В п. 12 - 15 Межведомственной Инструкции подробно приведены структура и требования к содержанию постановления о предоставлении результатов ОРД.

    Постановление о представлении результатов ОРД выно­сится во всех случаях такого предоставления, но в соответствии с п. 17 Межведомственной Инструкции подготавливается в одном экземпляре, подписывается руководителем органа, осуществляющего ОРД, и приоб­щается к материалам дела оперативного учета (далее - ДОУ) или соот­ветствующего номенклатурного дела, т.е. для приобщения к уголовному делу не передается[108].

    Это требование инструкции выполняется на практике далеко не всегда. В литературе неоднократно высказывалось мнение о том, что это требование противоречит законодательству и является недостатком Межведомственной Инструкции, т.е. его не обязательно исполнять, а указанное постановление следует приобщать к материалам уголовного дела. Во-первых, содержание постановления вряд ли можно отнести к сведениям, составляющим государственную тай­ну; представляемые в виде справки-меморандума или подлинников оперативно-служебных доку­ментов, результаты ОРД так или иначе содержат сведения, которые вкратце должны быть изложены в постановлении. Во-вторых, наличие в деле такого постановления служит дополнительной гаранти­ей соблюдения конституционных прав граждан, в том числе права подозре­ваемого, обвиняемого на защиту.  В-третьих, нелишне наличие в уголовном деле документа, который может быть проверен и оценен как доказательство («иной документ» - ст. 84 УПК) в совокупности с другими, собранными по делу[109]. По мнению С.А.Шейфера, в этом «…постановлении должны быть приведены обстоятельства получения фактических данных, которые будут определять допустимость доказательств…»[110].

    2. Постановление о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государствен­ную тайну, выносится в том случае, если передаваемые документы содержат информацию, составляющую такую тайну (п. 9 Межведомственной Инструкции). Например, представляемые материалы содержат сведения о технических средствах, применявшихся при ОРМ, о негласных сотрудниках ОРО или о лицах, оказывавших содействие ОРО на конфиденциальной основе[111].

    3. Сопрово­дительным документом является, как правило, сопроводительное письмо за подпи­сью руководителя ОРО. Этот документ должен быть обязательно приобщен к материалам уголовного дела.

    В законодательстве нет требований к содержанию и форме сопрово­дительного документа. Как правило, в нем содержатся сведения, необходимые для решения вопроса о возможности и путях использования представляемых доказательств в доказывании: сведения об ОРД, в результате которой получена информация; сведения, указанные в п. 5-7 Межведомственной Инструкции; информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе ОРД предметов и документов, получения видео- и аудиозаписей, кино- и фотоматериалов, копий и слепков; должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов (п. 18 Межведомственной Инструкции).

    В случае если постановление о представлении результатов ОРД не пере­дается следователю (прокурору, в суд), практические работники должны добиваться того, чтобы в сопроводительном письме были максимально подробно изложены сведения, необходимые для решения вопроса об ис­пользовании представляемых материалов в доказывании.

    4. Фактическая передача результатов ОРД предполагает, кроме ранее указанных, передачу следователю, прокурору, в суд следующих материалов:

    - рапорта оперативного сотрудника об обнаружении признаков преступления – ст. 143 УПК (Приложение № 1);

    - фонограммы и бумажного носителя записи телефонных и иных переговоров в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, переговоры которо­го прослушиваются (ч. 5 ст. 8 ФЗ об ОРД); это необходимо для приобщения их к делу в качестве вещественных доказательств.

    Все остальные документы, в которых отражаются и на основании которых представляются результаты ОРД, согласно ФЗ об ОРД и инструкций могут передаваться, а могут и не передаваться для приобщения к материа­лам уголовного дела (речь идет о постановлении о проведении ОРМ, судебном решении о разрешении ОРМ,  служебных документах, составляемых в ходе ОРД, и др.). Видимо, это связано с тем, что необходимые сведения (о том, в ходе какой ОРД какая информация получена и   как эта информация может быть использована в доказывании) излагаются в предоставляемом сопроводительном документе, а также в постановлении о предоставлении результатов ОРД, если таковое передается органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

     В ст. 12 ФЗ об ОРД  отмечается, что судебное решение на право проведения ОРМ и материалы, послужившие основанием для приня­тия такого решения, хранятся только в ОРО. В этой связи остается не­ясным, может ли такое судебное решение представляться в органы дознания, следователю или в суд. Инструкции не дают ответа на этот вопрос. Практика также складывается неоднозначно. В одних случа­ях судебное решение передается вместе с результатами ОРД в качестве документа, подтверждающего законность проведения ОРМ, в других делается только ссылка на наличие судебного решения. Учитывая, что судебное решение является не результатом ОРД, а условием про­ведения отдельных ОРМ, вопрос о его представлении, на наш взгляд, должен решаться в зависимости от целей передачи результатов ОРД. Если предполагается, что они будут использоваться в качестве доказательств, то судебное решение должно быть представлено вместе с результатами ОРМ, для проведения которых оно испрашивалось. Оно необходимо для оценки законности результатов ОРД, а, значит, допустимости доказательств.

    Согласно п. 18 Инструкции результаты ОРД могут представляться в следующих видах: 1) обобщенного официального сообщения (справки-меморан­дума); 2) подлинников соответствующих оперативно-служебных документов; 3) копий, в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель.

    Справка-меморандум, как правило, может использоваться лишь для подготовки и осуществления следственных и судебных действий[112], в качест­ве ориентирующей информации (справка-меморандум – по сути производный носитель информации, обобщающий сведения  из других источников). Хотя не исключена ее оценка в качестве доказательства — «иного документа», если справка-меморандум:

    - отвечает требованиям, предусмотренным ст. 84 УПК, в том числе со­держит сведения, входящие в предмет доказывания (ст. 73);

    - имеет указание на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством;

    - содержит данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе (п. 7 Межведомственной Инструкции)[113].

    Что касается подлинников оперативно-служебных документов, которыми должны оформляться результаты ОРМ, то перечень их весьма широк (см., например, таблицу-приложение к Межведомственной Инструкции). В него входят рапорт, сводка, справ­ка, акт сотрудника ОРО и другие документы, которым оформляется ОРМ, объяснения граждан-участников ОРМ, заяв­ления граждан и т.п. Этот перечень документов не является исчерпываю­щим, поэтому могут представляться и другие (или иначе называемые) документы.

    В случае предоставления копий материалов ОРД оригиналы материалов хранятся в оперативном подразделении до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу.

    При передаче обязательно сообщение сведений о технических средствах, использованных при проведении ОРМ, например, при фото- или видео- съемке. Зная технические характеристики фотоаппаратуры, по фотоснимку можно будет, например,  определить действительные размеры предмета. Это необходимо также для точного воспроизведения в дальнейшем полученных материалов в целях доказывания[114].

    В.И.Михайлов полагает, что в случае представления следователю результатов ОРД, содержащих, в частности, сведения о штатных сотрудниках-исполнителях ОРМ, руководитель ОРО должен согласовывать с ними свое решение[115]. Думается, что это излишне. Решение о представлении принимает руководитель ОРО, а исполнитель может не иметь целостного представления об объеме и значении полученной информации[116].

    Факт получения результатов ОРД следователем на практике, как правило, не оформляется. Это считается нецелесообразным [117]. Хотя в литературе предлагается составлять при этом протокол представления  по правилам ст. 166 УПК с указанием факта передачи, описания представленных объектов, наличия упаковки и опечатывания[118].

    Кроме  порядка предоставления результатов ОРД, указанного в инструкциях, возможен и другой путь их получения следователем. Так, следователь по собственной инициативе может получить предметы и документы, в которых, как ему точно известно, зафиксированы результаты ОРД, имеющие значение для дела. Для этого необходимо вынести постановление о производстве выемки. По правилам ч. 3 ст. 183 УПК выемка предметов и документов, содержащих государствен­ную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится следователем с санкции прокурора.

    Этот способ получения результатов ОРД и введения их в уголовный процесс возможен. Доказательства, полученные на этой основе, при соблю­дении всех требований закона могут быть признаны допустимыми[119].

    3.3. Использование результатов ОРД при возбуждении уголовного дела

    Результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела (ст. 11 ФЗ об ОРД, ст. 140-143 УПК).

    Под поводами для возбуждения уголовного дела следует понимать предусмотренные законом источники информации, являющиеся побудительной причиной для начала уголовного судопроизводства, деятельности органа дознания, следователя или прокурора по про­верке содержащихся в источнике первичных сведений о признаках совершения (или подготовки к совершению) преступления, вызыва­ющие обязанность решения вопроса о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении[120].

    Поводами для возбуждения уголовного дела могут быть поступив­шие в соответствующий орган источни­ки первичных сведений о признаках совершения (или подготовки к совершению) преступления, в том числе результаты ОРД. Хотя УПК (ст. 140) прямо не предусматривает оперативные сведения в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела, тем не менее подразумевает их. В частности, п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК пре­дусматривает в качестве повода для возбуждения уголовного дела сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, получен­ное из любых источников, не связанных с заявлением о преступлении или явкой с повинной. Такими источниками могут быть сообщения кон­фидентов, выявление признаков подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления при проведении ОРМ, результаты сопоставления (анализа) информации, указывающие на признаки преступления. В этой связи документальным поводом (наряду с заявлением о преступлении и явкой с повинной) для возбуждения уголовного дела служит рапорт об обнаружении признаков преступления, составленный лицом, получившим соответствующую инфор­мацию (ст. 143 УПК).

    В таком рапорте должны содержаться сведения об обстоятельствах совершенного деяния и источнике получения информации об этом, а также должность, звание, фамилия и инициалы лица, получившего информацию о преступлении и составившего рапорт (Приложение № 1). Представляет­ся, что сведения об источнике информации не обязательно должны быть конкретизированы в рапорте — они могут быть отражены и в общей форме, например: «в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий», без указания, каких именно, с чьим уча­стием, времени и места их проведения и т.д.

    Информация о признаках преступления, полученная из оперативных источников, в результате проведения ОРМ, подлежит предваритель­ной проверке и оценке до того, как она будет отражена в рапорте. Подобная информация является поводом для возбуж­дения уголовного дела только после того, как должностное лицо убедит­ся, что полученные им оперативные материалы содержат сведения о совершении деяния, подпадающего под признаки преступления. Если для констатации наличия признаков преступления необходимо провести дополнительную проверку по первичным материалам, она осуществ­ляется в рамках ОРД или административно-служебной деятельности. В частности, сообщения негласных источников информации могут быть оформлены рапортом в качестве повода для возбуждения уголовного дела лишь после тщательной проверки такого их сообщения путем проведе­ния гласных и негласных ОРМ, и только после подтверждения такой информации, сбора совокупности данных о признаках преступления це­лесообразно составлять рапорт об их обнаружении.

    В этой связи составление рапорта об обнаружении признаков преступления по результатам ОРД может быть практически целесо­образным и обоснованным, когда имеются основания для возбуж­дения уголовного дела. Только при единстве этих двух условий представляется законным и обоснованным решение о начале уголовного судопро­изводства, его процессуальное оформление в форме постановления, последующее производство расследования.

    Основанием для возбуждения уголовного дела является такая со­вокупность и качество результатов ОРД (содержащихся в собранных материалах фактических данных), которые позволяют сделать обо­снованное предположение о совершении или подготовке преступле­ния. Такое предположение можно сделать путем сопоставления обстоятельств, ставших известными к моменту решения вопроса о возбуждении уго­ловного дела, с признаками состава преступления, описанными в УК РФ, и выявления их сходства с теми, информация о которых содержится в оперативных данных.

    Именно поэтому п. 5 Межведомственной Инструкции предписывает, что результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно: сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Сведения, содержащиеся в представляемых результатах, должны позволять сделать вывод о наличии события и его противоправности.

    В практике редко документы, в которых отражены результаты ОРД, на момент их передачи следователю содержат весь перечень указанных сведений. Так, не всегда по результатам проведения ОРМ оперативные службы получают данные о месте нахождения следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами. Поэтому перечь, указанный в п. 5 Межведомственной Инструкции, необходимо считать примерным, ориентирующим, а руководствоваться требованием, сформулированным в ч. 2 ст. 140 УПК: «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

    Таким образом, для решения о возбуждении уголовного дела достаточно лишь установить отдельные признаки, отражающие наиболее существенные свойства конкретного состава преступления. Соответственно результаты ОРД должны содержать доста­точные данные, указывающие на эти признаки преступления. Полное и всестороннее установ­ление конкретных лиц, формы вины, мотива, цели, способа, обста­новки и других обстоятельств совершения преступления не входит в задачу стадии возбуждения уголовного дела. Такая задача может быть решена только в последующих стадиях уголовного процес­са.

    Вместе с тем результаты ОРД, даже если они соответствуют тре­бованиям главы 19 УПК «Поводы и основания для возбуждения уго­ловного дела», не всегда могут выступать в качестве  повода и основания для возбуждения уголовного дела. Это связано с тем, что в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, может осуще­ствляться как в публичном, так и в частно-публичном или частном порядке (ст. 20 УПК). Так, результаты ОРД не могут быть использованы в качестве по­водов для возбуждения уголовных дел частного обвинения, которые в соответствии с УПК возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, а также по уголовным делам частно-публичного обвинения, возбуждаемым не иначе как по заявлению потерпевшего. В частности, изнасилование без отягчающих обстоятельств не является случа­ем частной жизни субъекта этого преступления (хотя носит интимный характер), но затрагивает частную жизнь жертвы. Именно поэтому дела о данном преступлении отнесены к делам част­но-публичного обвинения, возбуждаемым не иначе как по жалобе потерпевшей. Сбор оперативных данных о факте изнасилования не нарушает прин­ципа неприкосновенности частной жизни, однако их использование представляется допустимым только с согласия потерпевшей.

    Необходимо, однако, учитывать, что прокурор, следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении как частного, так и частно-публичного об­винения и при отсутствии заявления потерпевшего, если такие пре­ступления совершены в отношении лиц, находящихся в зависимом состоянии или по иным причинам, когда лицо не способно само­стоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч. 4 ст. 20 УПК). В этом случае результаты ОРД могут быть использованы в качестве осно­вания, указывающего, например, на зависимое состояние потерпевшего.

    4.4. Использование результатов ОРД для подготовки и проведения процессуальных действий

    Доказывание в уголовном судопроизводстве состоит в собирании, проверке и оценке доказательств. Процесс сбора доказательств начинается с поиска и обнаружения носителя информации, поскольку получить необходимые сведения невозможно, не обнаружив их источников. Роль ОРД здесь заключа­ется в том чтобы обнаружить источники и (или) носители информа­ции: предметы, сохранившие на себе следы преступления; человека, в сознании которого запечатлелись имеющие значение для дела об­стоятельства, и др.

    Лишь после установления источника или носителя информации наступает следующий этап сбора доказательств — получение сведений от (из) обнаруженных носителей информации с помощью предусмот­ренных законом следственных или иных процессуальных действий. 

    Предварительно собранные результаты ОРД могут использоваться для обоснования таких действий, указывать на необходимость (целе­сообразность) проведения конкретного следственного действия, оп­ределять порядок, очередность действий, их тактику, оп­тимальную методику расследования по конкретному уголовному делу. Для данных целей нередко используется непроцессуальная форма предоставления результатов ОРД органам расследования.

    Отдельные следственные действия могут быть проведены только при наличии определенных условий. Так, допрос возможен только при установлении лица, подлежащего допросу, после его вызова (достав­ления) к следователю, дознавателю, прокурору. Здесь проведение ОPM может играть ключевую роль в установлении таких лиц, обес­печении условий для их допроса. Выемка может быть произведена, если точно известно, где и у кого находятся подлежащие изъятию предметы и документы, имеющие значение для дела (ч. 1 ст. 182 УПК). Такая точность (осведомленность) может быть обеспечена и оперативным путем. Обыск проводится при наличии достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 182 УПК). Условием приня­тия решения о производстве обыска является наличие достаточных фактических данных, формирующих предположение о нахождении имеющих значение для дела объектов в определенном месте. Такое предположение может основываться не только на данных, содер­жащихся в процессуальных источниках (документах), но и на информации, которую органы — субъекты ОРД получили в резуль­тате проведения ОРМ[121].

    По смыслу УПК и ФЗ об ОРД,  результаты ОРД могут быть использованы для подготовки и осуществления не только след­ственных, но и иных процессуальных действий, не отнесенных законодателем к числу следственных, таких как, например, задержание, наложе­ние ареста на имущество, привод и др.

    Следовательно, результаты ОРД могут являться предпосылкой проведения процессуальных действий, быть использованы для обо­снования проведения, выступать условиями их проведения. Причем, следуя позиции Конституционного Суда РФ (определение от 4 февраля 1999 № 18-О), можно сделать вывод, что это является основным предназначением результатов ОРД в уголовном судопроизводстве[122]

    Если результаты ОРД предоставляются для обоснования следственных или процессуальных действий (например, для обоснования обыска в жилище или контроля и записи переговоров), то результаты ОРД должны предоставляться в процессуальной форме, ибо они необходимы суду при решении вопроса о даче разрешения на такие следственные действия, ограничивающие конституционные права граждан.

    Согласно п. 6 Межведомственной Инструкции результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления процессуальных действий, должны содержать сведения о лицах, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда; о лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела; о возможных источниках доказательств; о местонахождении предметов, перечисленных в ч. 1 ст. 81 УПК, а также других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения процессуальных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

    Передача информации в устном виде не может повлечь значимых процессуальных последствий, но также может только иметь ориентировочный характер для планирования расследования или выбора тактических средств[123].

    4.5. Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам

    На сегодняшний день практически признана возможность трансформации[124] результатов ОРД в процессуальные доказательства, хотя ещё некоторое время назад вопрос решался не столь однозначно. Некоторые авторы, полагали: поскольку ОРД сопровождается неконтролируемым ограничением конституционных прав граждан и не дает достоверной информации, её результаты не могут вводиться в уголовный процесс в качестве доказательств[125]. Думается, что как сама ОРД, так и  использование её результатов в уголовном процессе, опирается на положения ч.3 ст.55 Конституции РФ, допускающей ограничение федеральным законом конституционных прав и свобод человека и гражданина. Конституционный Суд РФ в уже названных нами решениях, а также Верховный Суд РФ признают возможность учета результатов ОРД в доказывании[126]. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ст. 12)  и Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст.8) допускают возможность вмешательства государства в частную жизнь граждан при наличии процедурных гарантий[127]. Европейский Суд по правам человека, решения которого обязательны для российских правопримененителей[128],  не ставит под сомнение возможность использования в доказывании сведений, полученных при проведении специальных оперативных мероприятий. Например, в деле «Шенк против Швейцарии» Суд указал, что «использование в качестве доказательства записи, полученной нелегальным («нелегальным» в смысле «негласным». – М.Р., Р.Л.) путем, является законным, так как это разрешено швейцарским законодательством»[129]. Сказанное означает, что осуществление ОРД и процессуальное использование её результатов соответствует как Конституции РФ, так и нормам международного права[130].

    Как указывает ч. 2 ст. 11 ФЗ об ОРД, результаты ОРД могут «…использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств», в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию и предусмотренных в ст. 73 УПК РФ (см. также п. 4 Инструкции ФСКН, п. 7 Межведомственной инструкции)[131]. Согласно ст. 89 УПК в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.

    УПК предъявляет к доказательствам определенные требования (ч. 1 ст.88 УПК).

    1. Относимость.  Доказательства - сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74 УПК).

    2. Допустимость. Доказательство - сведения, полученные из надлежащего источника, управомоченным лицом, законным способом и облечено в надлежащую форму.

    Доказательства собираются дознавателем, следователем, прокурором, судом в ходе уголовного судопроизводства путем производства процессуальных действий, т.е. с помощью определенной процедуры. Также закон предоставляет возможность другим участникам судопроизводства собирать предметы и письменные документы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ст. 86 УПК). Но и в этом случае они должны быть проверены с помощью процессуальных средств.

    В качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 3.1) заключение и показания специалиста; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы (ч. 2 ст. 74 УПК).

    3. Достоверность. Доказательства – сведения о фактах, не вызывающие сомнений, то есть убедительные, проверяемые и непротиворечивые. Сведения, которые невозможно проверить, не могут являться доказательствами (п. 1, 2 ч. 2 ст. 75 УПК). Сведения, полученные вне уголовного судопроизводства, также вызывают сомнения в достоверности и должны быть проверены с помощью процессуальных средств.

    Результаты ОРД не обладают признаком допустимости. В связи с получением их вне процедуры, установленной в УПК, также возникают сомнения в  относимости и достоверности оперативных данных, а также  в допустимости методов получения этих данных (недопустимо в доказывании использовать пусть и правдивую информацию, но полученную в результате насилия и т.п.).

    Таким образом, данные, полученные в ходе ОРД, могут стать доказательствами, если будут получены в рамках процедуры собирания доказательств, предусмотренной в УПК и найдут закрепление в процессуальных источниках, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК.

    Суд имеет право оценивать не материалы ОРД, содержащие юридически значимую информацию, а извлеченные из них процессуальными способами и закрепленные в процессуальных источниках фактические данные.

    Общее правило использования результатов ОРД, предусмотренное ст. 89 УПК,  можно перефразировать так: для обоснования выводов об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания, можно использовать информацию, полученную в ходе ОРМ, если эта информация получена и зафиксирована с помощью средств, указанных в УПК. При этом доказательством будет являться не «продукт» ОРД, а результаты уголовно-процессуальной деятельности,  полученные при производстве следственных и судебных действий[132]. Как указывает М.П. Поляков, «…идея использования результатов ОРД в доказывании сводится к трансформации формы, к приданию оперативно-розыскной информации уголовно-процессуальной формы»[133].

    Для этого уполномоченный субъект должен 1) получить сведения, обнаруженные при ОРМ, из процессуальных источников, например, допросить оперативных сотрудников и других лиц, о которых стало известно из допроса оперативных работников и которым известны интересующие обстоятельства; 2) проверить их относимость к делу, например, путем проведения экспертиз, идентифицирующих лиц, зафиксированных на аудиопленке; 3) проверить их достоверность: установить источник их получения и исследовать его, изучить материальные носители информации (например, видеозапись, представленную ОРО, проверить на наличие монтажа), сопоставить с другими доказательствами по делу.

    Статья 10 Закона об ОРД 1992 г. содержала несколько иные правила использования результатов ОРД в доказывании:  "Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы ... в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии  с  уголовно-процессуальным законодательством".

    Такая редакция открывала широкую возможность для  прямого использования  результатов  ОРД в качестве доказательств по уголовным  делам. 

    Из содержания формулы закона 1992 г. выпала такая важная составляющая процесса доказывания, как собирание доказательств, что недопустимо. Собирание доказательств должно происходить  в  рамках  уголовного процесса, а не за его пределами. Обязательным свойством доказательства, помимо относимости, является свойство допустимости, означающее, что доказательство получено из надлежащего источника, управомоченным лицом, законным способом и облачено в надлежащую форму. Требование допустимости имеет своей целью  обеспечить  надежность,  достоверность используемых в процессе доказательств, исключить применение недопустимых способов получения информации[134]. За рамками процесса возможно лишь обнаружить источники будущих доказательств.

    Поэтому результаты ОРД ни при каких обстоятельствах не могут рассматриваться и применятся в качестве доказательств по уголовным делам, даже если была осуществлена их проверка (но не получение) в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.  Проверке в уголовном процессе (да и не только проверке,  но  и оценке) подлежат доказательства,  а не результаты оперативно-розыскной деятельности (ч.  3 ст.  87 УПК). Чтобы сведения, содержащиеся в результатах ОРД, могли признаваться доказательствами, эти сведения должны быть собраны (получены) с помощью процессуальных средств.

    Перейдем к конкретному алгоритму использования результатов ОРД в доказывании.

    Общие правила использования результатов ОРД в доказывании

    Использование результатов ОРД можно условно разбить на два этапа.

    Первый этап.  Проверка законности ОРД, в ходе которой получены представленные результаты, и проверка правильности оформления предоставления результатов ОРД.

    Второй этап.  Законное с точки зрения УПК РФ формирование  процессуального доказательства на основе результатов ОРД.

     

    Первый этап

     1. Проверка ОРД, в ходе которой получены соответствующие сведения, с точки зрения  соответствия ФЗ об ОРД.

    Вопрос о том, насколько влияет соблюдение либо несоблюдения ФЗ об ОРД на допустимость сформированных на их основе доказательств, является спорным. В частности, высказано следующее суждение: если доказательства формируются не в ходе ОРД, а при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности, то «… нарушения порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий не всегда влекут недопустимость использования их результатов в процессе. … нормы Конституции (ч. 2 ст. 50. – М.Р., Р.Н.)  и УПК прежде всего предусматривают нарушения уголовно-процессуальной, а не оперативно-розыскной формы»[135]. Думается, что приведенные для обоснования позиции аргументы недостаточно корректны. Часть 2 ст. 50 Конституции РФ запрещает использовать в правосудии доказательства, полученные с нарушением федерального закона. Как УПК, так и ФЗ об ОРД – федеральные законы.  Двуступенчатость формирования доказательств – сначала получены оперативные данные, затем процессуальные доказательства – требует и двух уровней оценки допустимости доказательств: с точки зрения законности ОРД и с точки зрения законности процессуальных действий[136]. На необходимость проверки судом соблюдения ФЗ об ОРД при оценке допустимости сформированных на основе результатов ОРД доказательств указывает и Верховный Суд РФ в Постановлении от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»: «Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона…»(п..14)[137]. Как мы видим, в Постановлении речь идет о соблюдении закона именно при получении результатов ОРД, а не при их закреплении в процессуальной форме. Следовательно, Верховный Суд считает обязательным условием признания допустимыми таких доказательств соблюдение ФЗ об ОРД.

    Другое дело, что не всякое нарушение ФЗ об ОРД может повлиять на достоверность полученного в конечном итоге доказательства. Если, например, в ходе ОРМ были применены средства, причиняющие вред окружающей среде (запрет на их применение установлен в ч.3 ст. 6 ФЗ об ОРД), то это вряд ли повлечет юридические последствия для доказательств, ибо никак не сможет повлиять на содержание полученных материалов. Или: в постановлении о проведении проверочной закупки не приведены основания для проведения  данного ОРМ. Это не означает, что оснований на самом деле не было. Такое нарушение устранимо. По сложившейся практике следователь либо суд по ходатайству государственного обвинителя может допросить должностных лиц ОРО или запросить материалы ДОУ, подтверждающие наличие оснований, либо, в конце концов, суд на основании п.1 ч. 1 ст. 237 УПК по ходатайству стороны обвинения может возвратить уголовное дело прокурору для устранения нарушений закона, не связанных с восполнением неполноты предварительного расследования[138]. Ю.П.Гармаев приводит целый ряд примеров нарушений ФЗ об ОРД, которые могут не повлечь исключения из доказывания сведений, изначально полученных в ходе ОРД[139].

    Что же должны проверить субъекты уголовного процесса в полученных материалах с точки зрения законности ОРД? Следователю, прокурору, участвующим в планировании ОРМ, кон­сультирующим оперативных работников, а также следователю при получении им результатов ОРД в виде подлинников оперативно-служебных документов или справки-меморандума (п. 18 Межведомственной Инструкции) надо проверить:

    1) соблюдены ли цели, задачи, принципы ОРД (ст. 1-3 ФЗ об ОРД).  Выясняется это как по представленным документам, так и в ходе допроса лиц, производивших ОРД, путем постановки вопроса о том, для чего производилось конкретное ОРМ;

    2) уполномоченный ли орган - субъект ОРД (ст. 13 ФЗ об ОРД), осуществлял соответствующее ОРМ; упол­номоченное ли должностное лицо органа (т.е. оперуполномоченный или иное должностное лицо) подписало документы, обосновывающие ОРМ,  или документы, составляемые в ходе и по результатам ОРМ. Для ответа на данный вопрос кроме традиционных процессуальных способов проверки (анализ документов, допрос) могут быть истребованы ведомственные нормативные акты.

    Пример 1. Постановление о проведение проверочной закупки утверждено ненадлежащим лицом, например заместителем начальника органа, осуществляющего ОРД, начальником подразделения и т.д.

    Пример 2. Участковый милиционер подписал документ, составляемый в ходе и по результатам ОРД;

    3) действовал ли орган, осуществляющий ОРД, в пределах своей компе­тенции, установленной законодательством. Отвечая на этот вопрос, следователь и суд исходят как из ФЗ об ОРД, так и из норм специальных законов, регулирующих статус отдельных ОРО (см. п. 1.4, 1.5 настоящего пособия).

    Например, ОРО ФСБ провели комплекс ОРМ по поручению следователя по уголовному делу, возбужденному по ч. 2 ст. 129 УК, хотя эти органы не правомочны осуществлять ОРМ по такой категории дел;

    3) предусмотрено ли  законом проведенное ОРМ, (ч. 1 ст. 6 и др. ФЗ об ОРД).

    Например, ОРМ «проверочная закупка» названа в документах, составляемым по результатам ОРМ «проверочная покупка», «контрольная закупка». Такие ОРМ не предусмотрены в законодательстве, следовательно, не могут проводиться, а проведенные –  иметь правовое значение;

    4) имелись ли основания для производства данного ОРМ (ст. 7 ФЗ об ОРД). Конкретное основание должно быть названо как в представленных документа, так и в ходе допроса оперативного сотрудника, руководителя оперативного подразделения.

    Например, в постановлении о проведении проверочной закупки не указываются основания для проведения этого ОРМ, которые должны иметь место на момент принятия решения о  проведении. Иногда в ходе судебного разбирательства выясняется, что основания для проведения проверочной закупки, т.е. сведения о преступлении, появились только в ходе или даже после проведения этого ОРМ.

    5) соблюдены ли условия производства ОРМ, в том числе особый порядок проведения ОРМ, ограничивающих кон­ституционные права граждан, обеспечены ли гарантии неприкосновенности отдельных категорий лиц (прокуроров, судей, адвокатов и др.) (ст. 8, 9 и др. ФЗ об ОРД). Думается, что данные обстоятельства могут быть проверены только по документам. Устные пояснения на этот счет не имеют юридического значения.

    Пример 1. Оперативный эксперимент организуется без составления постановления о его проведении или проводится в целях выявления преступления средней тяжести.

    Пример 2. Прослушивание телефонных переговоров имело место без судебного решения, оперативное обследование жилых помещений проводится без судебного решения и (или) согласия проживающих в этом помещении лиц.

    Пример 3. Проведение ОРМ в отношении адвоката без судебного решения;

    6) не допущена ли провокация преступления, что можно квалифициро­вать как соучастие в форме подстрекательства, например, к незаконному сбыту нарко­тических средств (ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 2281 УК). Прийти к какому-либо выводу по данному вопросу следователь и суд могут после допроса оперативных сотрудников и иных участвовавших в ОРМ лиц, в том числе и обвиняемого (подсудимого), анализа документов и ответа на вопрос об основаниях ОРМ.

    2. Проверка правильности документального оформления предоставления результатов ОРД.

    Когда результаты ОРД приобщены к материалам дела, осуществляется проверка наличия всех документов, формы их составления (проверка их содержания проводится на следующем этапе):

    1) в уголовном деле должно иметься сопроводительное письмо от руководителя органа — субъекта ОРД (п. 10 Межведомственной Инструкции);

    2) в уголовном деле или в ДОУ должно иметься постановление о проведении ОРМ[140], утвержденное руководителем органа, осуществляющего ОРД (ст. 8 ФЗ об ОРД);

    3) в уголовном деле или ДОУ должно находиться постановление о представлении результатов ОРД следователю (ч. 3 ст. 11 ФЗ об ОРД);

    4) в уголовном деле должны находиться документы, непосредственно описывающие прове­дение данного вида ОРМ (акты, протоколы, рапорты, справка-меморандум и т.п.), причем во всех документах ОРМ должно быть названо одинаково. На основании этих документов суд может проверить законность проведения ОРМ;

    5) следует проверить, приобщил ли следователь результаты ОРД надлежащим образом, ос­мотрел ли их (если это необходимо, например, в отношении вещественных доказательств), проведена ли экспертиза (если это желательно, например, в отношении аудиозаписей). При этом на протяжении всего процесса «движения» предметов от ОРО к следователю и суду следует обращать внимание на условия их хранения. В каждом органе они должны храниться, а также передаваться в опечатанном виде, чтобы исключить возможность их просмотра, прослушивания, тиражирования посторонними лицами[141].

    Второй этап

    Поскольку результаты ОРД являются лишь сведениями об источ­никах сведений об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, постольку на этом этапе сведения, содержащиеся в результатах ОРД, должны быть получены процессуальным путем. Они должны быть зафиксированы надлежащим лицом, в ходе процессуального действия, указанного в УПК, после этого процессуальным же путем проверены с точки зрения  относимости и достоверности путем проведения различных следственных действий. Иначе говоря, лицо, производящее расследование, основное внимание должно уделять фиксации перехода сведений из одного состояния (оперативного) в другое (процессуальное)[142].

     Следует проверить:

    1) относятся ли полученные в ходе ОРД сведения к предмету доказывания (ст. 73 УПК);

    2) содержат ли полученные сведения указание на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать дока­зательством (ст. 87 УПК, п. 7 Межведомственной Инструкции). Если такой источник неизвестен или не подлежит разглашению, полученные сведения не имеют доказательственной силы;

    3) какие доказательства процессуальным путем получены (сформированы) на их основе: а) вещественные доказательства — ст. 81 УПК (например, денежные купюры, образцы сред­ства их пометки, наркотические средства); б) иные документы — ст. 84 УПК (например, акт проверочной закупки, акт вручения денежных купюр и технических средств,); в) показания свидетелей — ст. 79 УПК (например, показания оперативников, «покупателя», «присутствующих лиц»); г) другие доказательства.

     Виды доказательств, которые могут быть сформированы на основании результатов различных ОРМ, указаны в приложении к Межведомственной Инструкции.

    В связи с решением вопроса о видах доказательств, в которые трансформируются результаты ОРД возникает проблема квалификации с точки зрения ч. 2 ст. 74 УПК фотографий, аудио-, видео- записей, электронных носителей информации, полученных в ходе ОРД и переданных для приобщения к уголовному делу. ФЗ об ОРД высказался определенно только в отношении одного носителя информации – фонограммы прослушивания телефонных и иных переговоров. В соответствии с ч. 5 ст. 8 ФЗ об ОРД, она вместе с бумажным носителем передается для приобщения к уголовному делу в качестве вещественного доказательства. Но УПК дает почву и  для другого решения вопроса: ч. 2 ст. 84 относит подобного рода материалы к иным документам. С точки зрения конкуренции норм (ч. 1 ст.7 УПК), применению подлежит процессуальный закон.  Но ч.8 ст. 186 того же УПК предусматривает приобщение к делу фонограммы контроля и записи переговоров  как вещественного доказательства. Какая же из норм УПК точнее отражает природу рассматриваемых материалов?

    В силу двойственности механизма формирования доказательств на технических носителях информации было бы целесообразно придать им статус самостоятельного вида доказательств. С одно стороны, доказательственное значение имеет именно содержание материалов, что роднит их с иными документами (ч. 1 ст. 84 УПК). Да и ст. 5 ФЗ от 29 декабря 1994 г. № 77 «Об обязательном экземпляре документов» (в ред. от 23 декабря 2003 г) под документом понимает «материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи и изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования»[143]. С другой стороны, информация неотделима  от предмета-носителя, непосредственно отражается в виде звуковых и зрительных образов, а  это придает сходство с вещественными доказательствами[144]. Именно ввиду последнего обстоятельства, ввиду необходимости исследования предмета-носителя с целью обеспечения достоверности получаемого доказательства практика идет по пути признания перечисленных материалов вещественными доказательствами[145].

    4) соответствуют ли полученные доказательства требованиям допусти­мости (требованиям ст. 81, 84, 79 и др. УПК);

    5) содержат ли результаты ОРД данные, позволяющие проверить в усло­виях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе (ст. 73 - 89 УПК, п. 5—7 Межведомственной Инструкции). В частности, нет ли «слабых звеньев в движении» вещественных доказательств (упаковка наркотиков, их цвет, форма, консистенция, номера денежных купюр, рекви­зиты печатей на упаковке и т.д.)[146].

    Практически деятельность на этом этапе выглядит так: надо установить, кем были обнаружены и представлены предметы, которые могут стать доказательствами, или сообщены сведения о лицах, которые могут быть вызваны для допроса в качестве свидетелей. После осмотра и приобщения предметов в качестве доказательств, допроса лиц в качестве свидетелей по правилам УПК они становятся доказательствами по делу. Если в качестве предмета выступают  аудиозаписи, видеозаписи или фотографии, должно быть установлено кем, когда, при каких обстоятельствах эти материалы получены. С этой целью допрашивается лицо, производившее эти записи или фотографирование[147]. Записи осматриваются, что позволяет выявить их относимость к делу, постановлением признаются вещественными доказательствами и приобщаются к делу, «расшифровываются» с помощью экспертизы, с помощью же экспертиз устанавливается не только кто и что говорил, но отсутствие насилия, подлинность и т.п. В случае видеозаписи может быть произведен осмотр местности или помещения, запечатленных на видеопленке. В итоге доказательствам станут показания свидетелей, вещественные доказательства[148], а заключения экспертов и протоколы следственных действий будут гарантировать достоверность полученных доказательств.

    Особенности введения в процесс результатов отдельных ОРМ

    Способы введения результатов ОРД в уголовный процесс могут быть  более конкретно и наглядно рассмотрены на примере отдельных ОРМ. Анализ с этой точки зрения перечня ОРМ, приведенного в ст. 6  ФЗ об ОРД,  а также практики использования в доказывании полученных при их проведении данных, приводит к следующим выводам.

    Опрос граждан. Результаты опроса оформляются справкой оперативного сотрудника, в которой он излагает полученную информацию путем пересказа. Самостоятельного доказательственного значения этот документ иметь не может[149], поскольку получен в свободной форме и не содержит никаких гарантий достоверности пересказа. Он указывает на источник информации. После допроса ранее опрошенного лица будет получено доказательство – показания[150]. Кроме того, информация, изложенная в справке, может иметь ориентирующее значение.

    Если в процессе опроса был составлен иной документ, исходящий от опрашиваемого и содержащий информацию, пригодную для проверки (письменные объяснения или заявление, протокол устного заявления, протокол явки с повинной),  то такой документ приобщается к материалам уголовного дела, проверяется путем допроса и оценивается наряду с другими доказательствами.

    На практике получили распространение случаи применения скрытой аудиозаписи опроса с последующим её представлением следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественного доказательства. Что касается обвиняемого (подозреваемого),  как бы не закреплялся его опрос в ходе ОРД (объяснения, фиксация на аудио-, видео-носителе), данные, полученные при опросе, если он впоследствии их не подтверждает,  не могут использоваться в качестве доказательства, поскольку такое использование сообщенных им данных будет нарушать  право лица не свидетельствовать против себя самого. Согласно определению Конституционного Суда РФ от 01.12.1999 г. № 211-О, проведение ОРМ, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом[151]. Иначе говоря, невозможно использование результатов опроса, проведенного без должных гарантий прав обвиняемого (без разъяснения прав, в том числе права не свидетельствовать против себя, без участия защитника и т.д.), вместо  показаний обвиняемого. Для получения информации от обвиняемого закон предусматривает специальную процедуру допроса, и только результаты последнего могут считаться допустимым доказательством.

    Может ли быть введена в качестве доказательства аудиозапись опроса иного, помимо обвиняемого, лица, если на следствии или в суде оно, например, сообщает другую информацию? Велик соблазн допросить лиц, осуществлявших запись, приобщить запись в качестве вещественного доказательства, направить ее на экспертизу с целью исключения  нарушений непрерывности записи, изменений, привнесенных в процессе записи или после нее, применения к опрашиваемому принуждения или давления во время разговора, а также с целью идентификации голоса и стиля речи. Однако думается, что это не допустимо. Свидетель тоже имеет определенные права (ч. 4 чт.56 УПК), которые ему не может обеспечить процедура опроса (например, право пользоваться квалифицированной юридической помощью или не свидетельствовать против своих близких родственников). Раз так, подмена показаний свидетеля результатами опроса представляется незаконной. Один из основателей российской криминалистики И.Н.Якимов писал, что помимо формальных различий между словесным расспросом как средством секретной работы и допросом имеются различия и по существу. «Расспрос – это ловкое выпытывание в разговоре сведений от нужного лица, вовсе не обязанного их дать и делающего это невольно, часто без понимания всей важности сообщаемых сведений»[152].

    Также запрещается воспроизведение результатов оперативного опроса подозреваемого, обвиняемого, не подтвержденных на следствии или в суде, путем допроса в качестве свидетелей лиц, его опрашивавших. Это вытекает из определения КС  РФ от 6 февраля 2004 № 44-О, в силу которого  «положение, содержащееся в части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации в его конституционно-правовом истолковании, не может служить основанием для воспроизведения в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, путем допроса в качестве свидетеля дознавателя или следователя, производившего дознание или предварительное следствие». Иное приводит к нарушению права не свидетельствовать против себя (ст. 51 Конституции РФ)[153]. Если Конституционный Суд считает невозможным допрос следователя, проводившего следственное действие в процессуальных условиях, то тем более невозможен допрос оперативного сотрудника, пересказывающего информацию, полученную в ходе опроса. Иначе по сути  произойдет подмена процессуальных доказательств результатами ОРД.

    Не являются допустимым доказательством показания оперативного сотрудника, который сообщает информацию со слов конфидента в интересах сохранения тайны без указания источника осведомленности (п. 2 ч. 2 ст.75 УПК)[154].

    Наведение справок. Возможность придания доказательственного значения результатам наведения справок как ОРМ зависит от его характера. Если наведение справок выразилось в форме запроса, направленного за подписью руководителя ОРО, и получении официального (с необходимыми реквизитами) ответа в письменном виде, то нет никаких препятствий к тому, чтобы данный ответ на запрос в дальнейшем был приобщен к уголовному делу в качестве иного документа (ст.84 УПК)[155]. Например, существенная информация, полученная путем наведения справок, может находиться в розыскных дела в отношении лиц, по факту насильственной смерти которых впоследствии были возбуждены уголовные дела (информация от оператора связи о телефонных переговорах, из аэропорта – о вылете самолетом). Если же результаты данного ОРМ отражены в рапорте или справке оперативного сотрудника, то полученные им сведения имеют исключительно ориентирующее значение[156].

    Сбор образцов для сравнительного исследования. Чтобы определить доказательственного значения результатов этого ОРМ, необходимо сравнить его с процессуальным аналогом – получением образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК). Последнее осуществляется на основании постановления следователя, с составлением процессуального протокола. Лицо, у которого изымаются образцы, участвует в данном действии, имеет право удостоверить его результаты своей подписью в протоколе. Такие правовые гарантии не предусмотрены при сборе образцов как ОРМ. Следовательно, образцы, полученные в результате ОРМ, не могут быть приобщены к уголовном делу в качестве вещественного доказательства и стать объектом исследования в рамках судебной экспертизы[157]. Такие образцы предназначены для проведения другого ОРМ – исследования предметов и документов (п. 5 ч.1 ст. 6 ФЗ об ОРД).

    Проверочная закупка. Использование в доказывании результатов данного ОРМ имеет принципиальное значение для некоторых категорий уголовных дел, ибо обеспечивает расследование и суд прямыми доказательствами. Нередко дела о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, целиком основываются на результатах ОРД. В частности, результаты проверочной закупки прямо подтверждают факт сбыта наркотических средств. Акт проверочной закупки, составляемый с участием представителей общественности (так называемых понятых), является таким же документом и имеет такое же доказательственное значение, как, например акт контрольной закупки, составляемый государственным контролирующим органом. Поэтому он может быть приобщен к уголовному делу в качестве иного документа при условии соблюдения требований ФЗ об ОРД и УПК[158]. Все участники проверочной закупки (оперативные сотрудники, «покупатель», представители общественности) допрашиваются о ходе ОРМ и его результатах. Полученные при проверочной закупке материальные объекты (например, наркотики) должны быть осмотрены,  приобщены к уголовному делу в качестве вещественного доказательства и подвергнуты экспертному исследованию.

    По конкретному делу, рассмотренному Ярославским районным судом[159], органам расследования по итогам проверочной закупки были представлены следующие документы, оформляющие проверочную закупку и её результаты:

    – рапорт об обнаружении признаков преступления, подтверждающий фактические основания для ОРМ;

    – акт осмотра денежных купюр, предназначенных для оплаты «товара»;

    – акт обработки денежных купюр специальным веществом;

    – протокол личного досмотра «покупателя» перед проверочной закупкой с тем, что исключить наличие у него наркотиков и других денежных средств;

    – протокол добровольной выдачи «покупателем» предметов, запрещенных к свободному обороту;

    – объяснения «понятых», подтверждающие все перечисленные действия;

    – протокол личного досмотра продавца;

    – акт исследования денежных средств, изъятых у продавца, подтверждающий их свечение в ультрафиолетовых лучах в результате обработки специальным веществом;

    – конверт с денежной купюрой, изъятой при личном досмотре продавца;

    – конверты с сухими смывами с рук продавца, полученными в ходе личного досмотра;

    – конверты с образцами метящего идентификатора;

    – мешок с находящимся внутри наркотическим средством;

    – выписка из постановления о проведении проверочной закупки;

    – выписка из акта проведения ОРМ;

    – постановление о рассекречивании результатов ОРД;

    – выписка из постановления о представлении результатов ОРД.

    Сразу оговоримся, что представление выписок из актов, а не самих актов кажется нам  не совсем корректным, т.к. выписки содержат лишь выборочную информацию, а значит, возникают сомнения в достоверности представляемой информации и в её полноте. Если же проанализировать весь перечень документов, можно обратить внимание, что одно ОРМ оформляется несколькими документами: сам акт проверочной закупки и ряд протоколов таких действий, которые сопровождают проверочную закупку (осмотр, обработка купюр, досмотр и т.д.).  Такие действия прямо ФЗ об ОРД не предусмотрены, что может вызывать сомнения относительно возможности использования их результатов в доказывании. Особенно это касается досмотра и изъятия. Личный досмотр – действие административное и может применяться при производстве об административном правонарушении (ст.27.7 КоАП РФ). Изъятие же предметов предусмотрено ч.1 ст. 15 ФЗ об ОРД при проведении ОРМ, а не как самостоятельное действие. Поэтому в юридической литературе предлагается весь комплекс действий, производимых перед, во время и после собственно закупки оформлять единым документом – актом проверочной закупки[160] (Приложение № 3), время событий и действий, связь между  отдельными эпизодами, «движение» предметов и документов. Приобщение  к уголовному делу такого документа не будет вызывать юридических сомнений. Что касается добровольной выдачи, например, наркотических средств, любой гражданин в любой момент может выдать имеющиеся у него предметы, поэтому вполне правомерно  как отражение факта выдачи в акте о проведении ОРМ, так и приобщение к уголовному делу отдельного документа о добровольной выдаче[161].

    Исследование предметов и документов. Ведомственные нормативные акты содержат указания, запрещающие приобщение к уголовному делу справок о результатах  оперативного исследования предметов и документов[162], т.е. они не должны представляться следователю для использования в порядке ст. 11 ФЗ об ОРД.  Они могут иметь ориентирующее значение, использоваться для подготовки и проведения следственных действий[163]. В описанном нами деле вместо справки об исследовании было представлено заключение специалиста, в котором указывалось, что представленный на исследование объект – это наркотическое вещество маковая солома. С точки зрения УПК, заключение специалиста – это «…представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами» (ч. 3 ст. 80 УПК). Органы, осуществляющие ОРД, не являются стороной в уголовном процессе, поэтому данные специалистом в письменном виде ответы на вопросы этих органов не могут являться заключением специалиста в смысле ст. 80 УПК и тем более не могут заменять собой заключение эксперта. Поэтому и в обвинительном заключении, и в приговоре суд не имеет права ссылаться на такие заключения. Органы расследования, получив такое заключение специалиста, назначают судебно-химическую экспертизу.

    Наблюдение. Результаты наблюдения фиксируются в справках оперативных сотрудников, а также с помощью технических средств. Когда оперуполномоченный лично осуществлял наблюдение, то возможен его допрос в качестве свидетеля[164]. Если при этом применялись технические средства фиксации, то не исключается передача фотографий, аудио- и видео- записей следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств после проведения необходимых процессуальных действий (осмотр, экспертное исследование для исключения признаков монтажа, а также для идентификации голоса, стиля речи, личности изображенных). Возможен также допрос лиц, запечатленных на видеоматериалах. Когда наблюдение осуществлялось конфидентом, его результаты  имеют ориентирующее значение, т.к. разглашение личности конфидента возможно лишь по правилам ч. 2 ст. 12 ФЗ об ОРД. Допрос оперативного сотрудника об обстоятельствах наблюдения, которые стали ему известны со слов конфидента, исключается, ибо это производное доказательство, источник информации не известен, следовательно, данная информация не может быть проверена.

    Отождествление личности. В теории  ОРД признано, что результаты отождествления личности независимо от характера документирования могут быть использованы только как имеющие значение для поиска доказательств, для разработки версий, но не в качестве фактических данных, которые могут приобрести доказательственное значение[165]. В противном случае оно может подменить собой процессуальное предъявление для опознания, не предоставляя при этом необходимых гарантий достоверности (обязательный предварительный допрос о признаках внешности, описание этих признаков в процессе отождествления и т.д.). На практике встречаются случаи преобразования актов отождествления в иные документы. Но специфика ещё и в том, что результаты отождествления личности не могут быть с достоверностью проверены следователем и судом при допросе участников данного  ОРМ. Опознав однажды лицо, опознающий в дальнейшем будет всегда указывать на опознанного и в ходе допросов будет называть его признаки внешности, т.к. именно с ними для лица ассоциируется теперь внешность подозреваемого[166].

    Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. Справка о результатах обследования не может быть использована в уголовно-процессуальном доказывании как иной документ, т.к. не обладает достаточными гарантиями достоверности. Что же касается данных зафиксированных в технических носителях информации, то теория и практика уголовного процесса не исключают возможность их преобразования в доказательства при соблюдении соответствующих требований ФЗ об ОРД и УПК[167]. Необходимость в этом возникает тогда, когда в ходе обследования обнаружены следы преступления, которые могут быть утрачены до закрепления в процессуальной форме, либо изымаются предметы на основании ч. 1 ст. 15 ФЗ об ОРД (например, берутся пробы обнаруженного вещества)[168]. В этом случае после передачи результатов ОРД следователю все участники ОРМ допрашиваются, а материальные носители информации (фотографии, видеозаписи, пробы) осматриваются, приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств и подвергаются экспертному исследованию. Если в дальнейшем в ходе предварительного расследования обнаружить и изъять подлинные материалы не удается, полученные в результате ОРД их отображения, если они введены в уголовный процесс, могут рассматриваться как производные вещественные доказательства[169].

    Прослушивание телефонных переговоров. Вопрос о судьбе результатов данного ОРМ решен прямо в законе. В соответствии с. 5 ст.8 ФЗ об ОРД  «в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются …, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств»[170].  Далее же процессуальное оформление и исследование полученных материалов будет происходить по аналогии с процедурой установленной в ч. 6-8 ст. 186 УПК. При этом может возникнуть необходимость в проведении ряда экспертиз (для исключения признаков монтажа, идентификации голоса и стиля речи).

    Снятие информации с технических каналов связи. Правила использования результатов данного ОРМ в доказывании практически аналогичны правилам введения в процесс материалов прослушивания телефонных переговоров. Разница состоит лишь в характере передаваемых предметов, особенности которых могут повлечь необходимость участия специалиста во всех процессуальных действиях (допустим, в осмотре электронных носителей информации), а также назначение иных, чем в предыдущем случае, судебных экспертиз (например, компьютерных).

    Оперативное внедрение. Результаты данного ОРМ не вводятся в уголовный процесс, ибо это может привести к разглашению секретных сведений.

    Контролируемая поставка. Информация, полученная в ходе контролируемой поставки, может быть оформлена по аналогии с проверочной закупкой: постановление о проведении, акт о проведении, документация, сопровождающая поставку (доверенности, приходно-расходные документы), объяснения граждан, включенных в ОРМ, технические носители информации и предметы поставки. После получения перечисленных материалов следователем и судом участники ОРМ допрашиваются, а предметы исследуются с помощью экспертизы.

    Оперативный эксперимент. Результаты этого ОРМ оформляются и передаются следователю по сходной с ранее описанными случаями схеме. Другое дело, что оперативный эксперимент может быть более сложным, чем, например, проверочная закупка, комплексом действий,  и поэтому акт о его проведении должен отражать большее кол-во информации (например, о расстановке участников, об участии специалиста и т.д.). Поскольку в ходе данного ОРМ нередко фиксируется факт совершения преступления, следы которого должны закрепляться уже с помощью процессуальных средств, важно четко разграничивать оперативно-розыскное документирование и процессуальное доказывание, чтобы не допустить подмены следственных действий оперативными мероприятиями. Так, если факт получения взятки «под контролем» фиксируется с помощью технических средств и протокола оперативного эксперимента, то факт обнаружения у взяткополучателя денег должен быть закреплен протоколом осмотра места происшествия, а сухие смывы с рук подозреваемого должны быть получены в ходе, например, освидетельствования[171]. В дальнейшем участники эксперимента допрашиваются, а видеозапись факта дачи-получения денег исследуется экспертным путем.

    Приложение 1[172]

     

    Начальнику Управления ФСКН РФ по _______

     

    РАПОРТ
    об обнаружении признаков преступления

    Докладываю, что в УФСКН  обратился гражданин С., сообщивший, что неустановленная жен­щина европеоидной расы, возраста 35-40 лет, сбывает наркотическое средство героин в деревянном строении, расположенном напротив дома №            __ по ул.___.

    В связи с изложенным считаю необходимым проведение оперативно-розыскного мероприятия – проверочная закупка.

     

    Оперуполномоченный                                                       подпись

     

    Приложение 2

    Утверждаю

    Начальник Управления ФСКН России

    по ______________________________    

     

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ

    о проведении проверочной закупки

    г.____________                                                                          «____» _______        20    г.

     

    Старший оперуполномоченный _________________________, рассмотрев мате­риалы оперативной проверки, проведенной по факту систематического незаконного сбыта наркотических средств в районе _________________,

    УСТАНОВИЛ:

    В результате проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий в рай­оне ______ (оперативного наблюдения, данных агентурных сообщений и др.) были получены сведения том, что неустановленное лицо, предположительно жен­щина европеоидной расы, возраста 35-40 лет, сбывает наркотическое средство героин в деревянном строении, расположенном напротив дома №         по ул. _________.

    Таким образом, в действиях неустановленного лица усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 2281 УК РФ. В связи с этим в целях рас­крытия тяжкого преступления и учитывая, что в настоящее время не имеется доста­точных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, на основании п. 4 ч. 1 и ч. 3 ст. 6, ч. 7 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной дея­тельности», ст. 49 и 53 Федерального закона «О наркотических средствах и психо­тропных веществах»,

    ПОСТАНОВИЛ:

    Провести оперативно розыскное мероприятие - проверочная закупка, в целях проверки имеющихся сведений в отношении указанного неустановленного лица[173].

     

    Ст. оперуполномоченный                                                             подпись

     

    Согласен

    Начальник отделения                                                                     подпись

    Приложение 3

    АКТ

    проверочной закупки

     

    г. ___________________                                                                 «____» ______ 20    г.

     

    Время составления акта      ____________________

     

    Старший оперуполномоченный    в соответствии со ст. 6, 7, 8 и 15 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и на осно­вании постановления о проведении проверочной закупки __________от ___________, утвержденного начальником _________________, в целях выявления и пресечения тяжкого преступления - незаконного сбыта наркотических средств, в период с (время)_____________(дата) по (время)__________________(дата)

     с участием____________________________________________________________________

    провел оперативно-розыскное мероприятие – проверочную закупку.

    Перед ее началом всем участникам данного оперативно-розыскного мероприя­тия разъяснена правовая сущность, цель данного мероприятия, пределы полномочий его  участников,   разъяснены  задачи   и   порядок  действий   каждого   участника _______________________________________________________

    (если    необходимо, можно разъяснить более подробно). В том числе всем участвующим разъяснена недо­пустимость провокации, подстрекательства к незаконному сбыту наркотических средств, а также то, что им в дальнейшем может быть предложено удостоверить факт производства данного оперативно-розыскного мероприятия, его обстоятельст­ва и результаты (закон не обязывает «участвующих» лиц к этому до возбуждения уголовного дела. «Участвующие» — не понятые).

    Подписи:

     

     

    При проведении проверочной закупки реализованы следующие мероприятия:
    _______(дата, время и место) гр-ну (или оперуполномоченному) С, участвующему в проверочной закупке  в роли «покупателя», передан диктофон марки _____________(полное описание техники). В диктофон вставлена аудиокассета_________________, перемотанная на начало записи (сторона А). После установки кассеты в кассетоприемник он был закрыт и опечатан листком бумаги с печатью_________________, где присутствующие подписались.

    Гр-ну С. передана денежная сумма в размере _____________, полученная _____________(происхождение денег). Деньги переданы купюрами достоинством _____в количестве _____. Купюры не новые (краткое описание купюр). Все денежные купюры осмотрены при­сутствующими, пересчитаны, записаны их номера и сделаны ксерокопии на ксерок­се _____(можно приложением к акту). Затем купюры обработаны специальным хими­ческим веществом, образующим свечение зеленого цвета в ультрафиолетовых лучах после обработки специальным аэрозолем. Данные технические средства относятся к спецтехнике и не распространены в свободной продаже.

    Деньги переданы лично С.. Ему вновь был разъяснен порядок проведе­ния данного оперативно-розыскного мероприятия, каким образом он должен пере­дать эти деньги (в некоторых регионах на данном этапе, вернее за несколько минут до самой проверочной закупки, в отношении «покупателя» проводят досмотр с целью подтвер­ждения того факта, что других денег и предметов, прежде всего наркотиков, у него не было. Вопрос о необходимости такого действия скорее относится к вопросам тактики.  Если решено провести досмотр, то рекомендую проводить его именно «внутри» данного оперативно-розыскного мероприятия и описывать его именно в данном документе, поскольку
    отдельного оперативно-розыскного мероприятия - личный досмотр, в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности не предусмотрено.     

    _______          (дата и время) по инициативе неустановленного лица (женщины, находив­шейся по адресу______) сбыт наркотического средства rp-ну С. состоялся.

    Провокация преступления не допущена  (следует описать все действия и беседы более подробно и далее это будет раскрыто в рапортах, объяснениях и допросах участвующих лиц. Особенно следует обратить внимание на то, что «сбытчик» своими действиями и высказываниями по своей воле хотел продать и продал наркотик. К акту можно приложить схему места, где осуществлялось оперативно-розыскное мероприятие).

    Непосредственно после покупки наркотика гр-н С. _________(где) был встречен оперуполномоченным ___________, и гр-н С, ___________(время, место) в при­сутствии незаинтересованных лиц 1)______, 2)________ добро­вольно выдал приобретенное вещество, похожее на наркотическое средство - героин, упакованное ____________(описание вещества, упаковки).

    При этом гр-н С. сообщил: _____________________________________________________

     

    Данное вещество изъято на основании п. 1 ч. 1 ст. 15 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»1, упаковано, опечатано (описание упаковки, печатей, подписей и т.п.), приобщено к акту проверочной закупки. В ходе досмотра С. других предметов и веществ, представляющих интерес для участников данного оперативно-розыскного мероприятия, не обнаружено.

    В ходе данного оперативно-розыскного мероприятия в порядке п. 6 ч. 1 ст. 6 и
    ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» применя­лось оперативное наблюдение с применением аудиозаписи бесед С. со «сбытчиком». Результаты оперативного наблюдения, в виде аудиокассет с оригина­лом записи разговоров, прилагаются.

     

    К акту проверочной закупки приобщены:

    1. ___________________________ (в том числе описание упаковки и опечатывания).

    2.

    3.

    Акт проверочной закупки прочитан вслух. Замечаний по его содержанию со стороны участников оперативно-розыскного мероприятия не поступило.

    Подписи участвовавших лиц[174]

    Акт составил

     Приложение 4

     

    Начальнику ЭКО при _________

     

    На основании ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной дея­тельности» и в связи с необходимостью проведения оперативно-розыскного меро­приятия по факту         прошу провести химическое исследование _________________(чего), изъятого у гр-на С. _______(когда) и отве­тить на следующие вопросы:

    1) является ли представленное вещество наркотическим средством и если да, то каким;

    2) каково количество, вес данного вещества?

     

    Приложение:   (описание  представленного  объекта, упаковки и т.д.).

     

    Дата                                                             Подпись начальника органа дознания

     

    (На данном этапе при наличии достаточных данных, рекомендуется решить вопрос о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству следователем. Дальнейшее оперативно-розыскное мероприятие - повторную проверочную закупку можно проводить по поручению следователя.

    Такой подход вполне оправдан, поскольку в дальнейшем изъятие предметов преступления - денег от продажи наркотиков, других доз наркотиков и т.д., целесообразно проводить в рамках обыска (личного обыска) при наличии судебного решения или в «неотложном порядке» (ч. 5 ст. 165 УПК). Здесь же надо решать вопрос о задержании подозреваемого и т.д.).

     

    Приложение 5

     

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ

    о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности следователю

     

    «___» ____ 20           г.

     

    Начальник Управления ФСКН России по           _______, рассмотрев материалы оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки, по факту (в отношении) ______________        

    УСТАНОВИЛ:

    В результате проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий в рай­оне __________(оперативного наблюдения, данных агентурных сообщений и др.) были получены сведения том, что неустановленное лицо, предположительно жен­щина европеоидной расы, возраста 35-40 лет, сбывает наркотическое средство - героин в деревянном строении, расположенном напротив дома № __, по ул. ___            г.___.

    Таким образом, в действиях неустановленного лица усматривались признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 2281 УК РФ.

    В связи с этим в целях проверки сведений о совершаемом тяжком преступлении
    на основании п. 4 ч. 1 и ч. 3 ст. 6, ч. 7 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-
    розыскной деятельности», ст. 49 и 53 Федерального закона «О наркотических сред­ствах и психотропных веществах» мною было утверждено постановление о прове­дении проверочной закупки от _______.

    В рамках ее проведения  _____(дата) была установлена гр-ка М, продавшая гр-ну С, участвующему в проверочной закупке в роли «покупателя», вещество в коли­честве _____, которое согласно заключения специалиста от         было признано наркотическим средством - героином.

    С учетом полученных таким образом сведений мною было утверждено поста­новление о проведении повторной проверочной закупки от ______________.

    В рамках ее проведения      (дата) гр-ка М. была изобличена в сбыте гр-ну С, повторно участвующему в проверочной закупке в роли «покупателя», вещества в количестве _______, которое согласно заключения специалиста от         ______ было признано наркотическим средством - героином. У гр-ки М. были изъяты переданные ей деньги, получены другие данные, свидетельствующие о совершении ею преступления. В рамках обеих проверочных закупок проводилась аудиозапись. Магнитный носитель с записями разговоров вместе со стенограммой также подле­жат передаче следователю.

    Прилагаемые результаты оперативно-розыскной деятельности получены в пол­ном соответствии с законодательством об оперативно-розыскной деятельности. При этом не допущены нарушения закона, в том числе провокация преступления. Ис­точники этих данных могут быть проверены в условиях судопроизводства. Резуль­таты оперативно-розыскной деятельности могут быть оценены следователем как доказательства в соответствие со ст. 81 и 84 УПК РФ.

    На основании изложенного, руководствуясь ч. 2 и 3 ст. 11, ч. 4 ст. 12 Федераль­ного закона «Об оперативно-розыскной деятельности»,

    ПОСТАНОВИЛ:

    Направить настоящие результаты оперативно-розыскной деятельности в виде подлинников оперативных служебных документов следователю __________ для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и использования в доказывании.

     

    Приложение:

    1. Постановление о проведении проверочной закупки от ____ на 1 листе.

    2. Постановление о проведении проверочной закупки от        ____ на 1 листе.

    3. Акт проверочной закупки от ____на _____листах.

    4. Акт проверочной закупки от ____ на ____ листах.

    5. Запрос в ЭКО       на _____листах.

    6. Заключение специалиста на ____ листах.

    7. Аудиокассеты _____ в количестве ___ шт., пе­ремотанные на начало стороны А., упакованные в конверт, с печатью _____ и подпи­сями присутствующих.

    8. Денежные купюры достоинством ______ в количестве _____, упако­ванные ______, опечатанные           .

    9. Образец специального средства, использованного для пометки денежных ку­пюр, упакованный            и опечатанный ______.

    10. Стенограммы, подготовленные по материалам аудиозаписи.

    11. Рапорта _______.

     

    Начальник Управления ФСКН России

    по ______________________________                                                   подпись

     

     

     

    Приложение 6

     

     

    СОПРОВОДИТЕЛЬНОЕ ПИСЬМО

     

    Следователю ________________

     

    В соответствии с требованиями ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и Временной инструкции «О порядке представления оперативными подразделениями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, дознавателю, следователю, прокурору или в суд», утвержденная приказом ФСКН РФ от 12.05.2006 направляю результаты оперативно-розыскных мероприятий - проверочных закупок для использования в доказывании по уголовному делу №__, возбужденному по ч. 1 ст. 2281 УК РФ по факту сбыта наркотического средства - героина гр-кой М.

    Комплекс оперативно-розыскных мероприятий, входящих в данную провероч­ную закупку, проводился на основании полученных сведений о том, что в районе _____ (данные оперативного наблюдения, агентурных сообщений и др.) неустановленное лицо, предположительно женщина европеоидной расы, возраста 35-40 лет, сбывает наркотическое средство - героин в деревянном строении, расположенном напротив дома № ___, по ул. ___         г.____.

    Таким образом, в действиях неустановленного лица усматривались признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 2281 УК РФ.

    В связи с этим в целях проверки сведений о совершаемом тяжком преступлении на основании п. 4 ч. 1 и ч. 3 ст. 6, ч. 7 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», ст. 49 и 53 Федерального закона «О наркотических сред­ствах и психотропных веществах» мною было утверждено постановление о прове­дении проверочной закупки от _____. В рамках ее проведения ____        (дата) была установлена гр-ка М., продавшая гр-ну С, участвующему в проверочной за­купке в роли «покупателя», вещество в количестве ___, которое согласно заключению специалиста от  было признано наркотическим сред­ством - героином.

    С учетом полученных таким образом сведений мною было утверждено поста­новление о проведении повторной проверочной закупки от ___.  В рам­ках ее проведения     (дата) гр-ка М. была изобличена в сбыте гр-ну С, повторно участвующему в проверочной закупке в роли «покупателя», вещества в количестве ___, которое согласно заключению специалиста от ___ было признано наркотическим средством - героином. У гр-ки М. были изъяты передан­ные ей деньги, получены другие сведения, свидетельствующие о совершении ею преступления. В рамках обеих проверочных закупок проводилась аудиозапись. Магнитный носитель с записями разговоров вместе со стенограммой также подле­жат передаче следователю.

    В рамках оперативно-розыскных мероприятий провокация преступления не до­пущена. По результатам данного оперативно-розыскного мероприятия составлен акт (прилагается). В отношении передаваемых сведений на основании ч. 3 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» мною вынесено поста­новление от          о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности следователю.

    На основании п. 17 указанной Инструкции постановление вынесено в одном эк­земпляре и приобщено к материалам дела оперативного учета.

    Подлинники оперативно-служебных документов рассекречены на основании по­становления от ___.

    Учитывая изложенное, полагаю, что результаты оперативно-розыскных меро­приятий получены в полном соответствии с законодательством об оперативно-розыскной деятельности. Источники этих данных могут быть проверены в условиях судопроизводства. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть оценены следователем как доказательства в соответствии со ст. 79, 81 и 84 УПК РФ (показания свидетелей, вещественные доказательства, иные документы и др.).

    Кроме того, в качестве свидетелей могут быть допрошены следующие лица:

    1.

    2.

     

    Приложение.

    1) Постановление о проведении проверочной закупки от __ на 1 листе.

    2) Постановление о проведении проверочной закупки от __ на 1 листе.

    3) Акт проверочной закупки от __ на __ листах.

    4) Акт проверочной закупки от __ на __ листах.

    5) Запрос в ЭКО       на __листах.

    6) Заключение специалиста на __ листах.

    7) Аудиокассеты ___ в количестве __ шт., пе­ремотанные на начало стороны А., упакованные в конверт, с печатью __ и подпи­сями присутствующих __.

    8) Денежные купюры достоинством __ в количестве __,  упакован­ные __, опечатанные __.

    9) Образец специального средства, использованного для пометки денежных ку­пюр, упакованный ________ и опечатанный   .

    10) Стенограммы, подготовленные по материалам аудиозаписи на __ листах.

    11) Рапорта ____.

     

    Начальник Управления

    ФСКН России по ______                                                              подпись

     

     

    [1] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [2] Забегая вперед, в первом приближении определим ОРМ как проводимое специально уполномоченными на то лицами на основании и в порядке, предусмотренном законом, действие (совокупность действий) по добыванию фактических данных, необходимых для решения задач ОРД. Всего в ст. 6 ФЗ об ОРД указано 14 видов ОРМ.

    [3] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник / К.К. Горяинов, В.С. Овчинский, Г.К. Синилова. М., 2006. С. 7-8.

    [4] См., например: Захарцев С.И. Оперативно-розыскные мероприятия: Общие положения. СПБ., 2004. С. 10-11.

    [5] См., например: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 10-13.

    [6] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Н.Ю Шведовой. 22-е изд. М., 1990. С. 594.

    [7] См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 1: Общие положения. М., 2006. С. 17.

    [8] См., например: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность – необходимость и законность. - 2-е изд., перераб. и доп. Н. Новгород, 1997. С. 37; Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 1. С. 23-24; Зарарцев С.И. Оперативно-розыскные мероприятия: Общие положения. СПь., 224. С. 44-50.

    [9] См.:  Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 292.

    [10] См.: Оперативно-розыскная энциклопедия / А.Ю. Шумилов. М., 2004. С. 120.

    [11] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник.  С. 30.

    [12] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [13] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 31-32.

    [14] См.: Оперативно-розыскная энциклопедия. С. 129.

    [15] Именно такое необходимое условие, вполне соответствующее конституционному принципу соразмерности ограничения прав, содержалось в ч. 1 ст. 6 Закона Российской Федерации «Об оперативно - розыскной деятельности в Российской Федерации» 1992 года. Однако в ныне действующем ФЗ об ОРД это положение было необоснованно отсутствует.

    [16] См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 1. С. 24.

    [17] См.: Маркушин А.Г. Указ. соч. С. 51-52.

    [18] См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 1. С. 23.

    [19] Тема подготовлена на основе соответствующих разделов работы А.Ю. Шумилова: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 1.

    [20] Обеспечение безопасности правоохранительного органа - это организация и реализация системы мер различного характера с целью нейтрализации или локализации потенциальных или реальных угроз нормальному функционированию государственного органа: •  возникающих в деятельности самого органа: обнаружение среди сотрудников отдельных коррумпированных лиц, а также лиц, замышляющих, готовящих или совершающих должностные преступления; недопущение наступления последствий возможных правонарушений сотрудников ведомства (министерства), могущих повлечь ущерб безопасности государственного органа;   •  идущих извне - выявление устремлений спецслужб иностранных государств, иностранных  организаций к органам внешней разведки; обнаружение отдельных лиц, замышляющих, готовящих или совершающих преступления  против органа внешней  разведки или против его сотрудников; предупреждение и пресечение попыток их проникновения в систему органов обеспечения безопасности РФ (отдельного органа, его подразделения) или оказания негативного влияния на ее деятельность (См.: Оперативно-розыскная энциклопедия. С. 175).

    [21] См.: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник … С. 143.

    [22] Компетенция – 1) круг полномочий какого-либо органа или должностного лица; 2) круг вопросов, в которых данное лицо обладает познанием, опытом (см.: Словарь иностранных слов. 14-е изд. М., 1987. С. 241.

    [23] Подробнее о компетенции конкретных ОРО см.: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник … С. 151-154.

    [24] Оперативно-розыскная деятельность: Учебник … С.145

    [25] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [26] См.: Российская газета. 2004. 25 августа.

    [27] См.: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник … С.147.

    [28] Под предметами следует понимать материальные объекты, имеющие значение для решения задач ОРД либо имеющие уголовно-процессуальное значение, например имеющие признаки вещественного доказательства. В качестве материалов следует рассматривать документальные источ­ники (носители) информации, содержащие сведения, представляющие оперативный интерес либо имеющие значение для целей уголовного су­допроизводства. Сообщения - это источники информации, которые передаются по­средством каналов связи, а также такая информация в электронном виде, извлекаемая из технических средств.

    [29] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [30] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [31] Подробнее об этом речь пойдет в следующей главе.

    [32] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [33] См. об этом подробнее: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник … С.154-170.

    [34] В ФЗ об ОРД и других открытых нормативно-правовых актах содержатся только самые общие положения относительно использования ОРО содействия представителей общественности. Организационные, тактические и другие вопросы конфиденциального сотрудничества граждан определяются ведомственными нормативными актами ОРО.

    [35] См., например:  Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 215-222.

    [36] См.: Оперативно-розыскная энциклопедия. С. 122.

    [37] См. об этом, например: Оперативно-розыскная энциклопедия. С. 122.

    [38] Характеристику данных видов см.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 222-228.

    [39] Такое определение предложено Б.Е. Богдановым (См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 223).

    [40] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 222.

    [41] См.: Там же. С. 223.

    [42] Агента не следует отождествлять с конфидентом. Конфидент – человек, в соответствии с оперативно-розыскным законодательством оказывающий на конфиденциальной основе непосредственное содействие ОРО в достижении целей ОРД и решении ее задач. Агент – разновидность конфидента. Для агентов характерны длительность и устойчивость сотрудничества с ОРО, детальная регламентация взаимоотношений сторон, сложность решаемых задач и т.п. Кроме агентов конфиденциальное содействие оказы­вают и другие категории конфидентов.

    [43] Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 1. С. 78.

    [44] Обзор точек зрения относительно понятия ОРМ см., например: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 20-42; Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Книга 2: Оперативно-розыскные мероприятии и меры. Учебно-практическое пособие. 2-е из. доп. и перераб. М., 2006. С. 6-7.

    [45] См.: Комментарий Закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции» / А.Н. Козырина. М., 2000. С. 94-95.

    [46] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 281.

    [47] В настоящей работе приведена классификация, предложенная В.Г. Бобровым (См.: Бобров В.Г. Понятие оперативно-розыскного мероприятия. Основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий: Лекция. М.. 2003. С. 23-24).

    [48] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 461.

    [49] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 288.

    [50] Захарцев С.И. Указ. соч. С. 79-80.

    [51] См.: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 68.

    [52] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности С. 290.

    [53] См.: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 65.

    [54] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности Учебник. С. 294.

    [55] См.: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 62-63.

    [56] См.: Там же. С. 63.

    [57] См.: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 71.

    [58] См.: Михайлов В.И., Федоров А.В. Таможенные преступления: уголовно-правовой анализ и общие вопросы оперативно-розыскной деятельности. СПб., 1999. С. 187.

    [59] См., например, Захарцев С.И. Указ. соч. с. 72-73.

    [60] См., например: Шумилов А.И. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 2. С. 39-40.

    [61] См. подробнее об этом: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 305-321.

    [62] См., например: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 76.

    [63] См.: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 89.

    [64] См.: Гармаев Ю.П. Указ. соч. С. 6-7.

    [65] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 322.

    [66]  См., например: Инструкцию о порядке использования полиграфа при опросе граждан, утверждена Приказом МВД от 28.12.94 № 437; Инструкцию о порядке проведения ОРМ – опроса в виде специального психофизиологического исследования в ФОНП, утв. Приказом ФСНП РФ от 24.09.2002 № 42 (ввиду упразднения органов налоговой полиции указанная инструкция фактически утратила силу, однако, представляет исследовательский интерес).

    [67] Рапорт - это оперативно-служебный документ, содержащий фактическую информацию, которую исполнитель считает необходимым (или обязан) довести до соответствующего руководителя.

    [68] Справка - это  оперативно-служебный  документ, служащий средством фиксации информации, которую оперативник получил либо непосредственно, либо опосредованно (например, через лицо, оказывающее содействие).

    [69] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 326.

    [70] См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 2. С. 47-48.

    [71] См.: Там же. С. 51.

    [72] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 328.

    [73] Акт - это оперативно-служебный документ, который составляется, как правило, по итогам конкретного ОРМ  и  подписывается его участниками.

    [74] См.: Шумилов А.И. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 2 С. 67.

    [75] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 332.

    [76] См.: Оперативно-розыскная энциклопедия С. 158.

    [77] Сводка - это оперативно-служебный документ, который содержит информацию о действиях наблюдаемого лица  и др. Справка -   это  оперативно-служебный  документ, служащий средством фиксации информации, которую оперативник получил либо непосредственно, либо опосредованно (например, через лицо, оказывающее содействие). Отчет - это оперативно-служебный документ, предназначенный для фиксации информации о количественном и качественном состоянии и результатах проведенного конкретного ОРМ (ряда ОРМ за определенный промежуток времени).

    [78] См.: Шумилов А.И. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 2. С. 54.

    [79] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: учебник. С. 339.

    [80] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 341-342.

    [81] См.: Оперативно-розыскная энциклопедия. С. 123-124.

    [82] См.: Там же. С. 246.

    [83] См.: Там же. С. 280.

    [84] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 359-360.

    [85] См.: Там же. С. 109-110.

    [86] См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Кн. 2. С. 86; Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 365.

    [87] См.: Комментарий Закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции» / А.Н. Козырина. С. 109-110.

    [88] См.: Захарцев С.И. Указ. соч. С. 140. Другие определения оперативного эксперимента см.: Там же. С. 137-140.

    [89] См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. С. 376-377.

    [90] См., например: Там же. С. 377.

    [91] См. об этом подробнее: Савенко С.Г. О понятии результата оперативно-розыскной деятельности // Проблемы формирования уголовно-розыскного права (Трибуна молодого учёного): Вневедомственный сборник научных работ / Под науч. ред. докт. юрид. наук, проф. А.Ю.Шумилова. Вып.2. М., 1999.С.76-81.

    [92] СПС «Консультант Плюс». В литературе встречается немало доктринальных определений понятия «результат ОРД» (См. об этом: Громов Н.А., Гущин А.Н., Луговец Н.В., Лямин Н.В. Доказательства, доказывание и использование результатов оперативно-розыскной деятельности: Учебное пособие. М., 2006. С. 109-111).

    [93] См. об этом, например: Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С.51-55; Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступленийю М., 2002. С. 54 и др.

    [94] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [95] См.: Гармаев Ю.П. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании уголовных дел о незаконном обороте наркотиков: Практич. пособие. М., 2005. С.6.

    [96] См.: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» /Авт.-сост. А.Ю.Шумилов. 5-е изд., испр. и доп.М., 2003. С. 142.

    [97] См., например: Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Морщаковой Т.Г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности« по жалобе гражданки И.Г.Черновой от 14.07.1998 г. № 86-О// СЗ РФ.1998.№ 34. Ст.4368; Дидоренко И.А., Кириченко С.А., Розовский Б.Г. Процессуальный статус ОРД в уголовном судопроизводстве. Луганск, 2000. С. 52-53; Громов Н.А. Гущин А.Н., Луговец Н.В., Лямин Н.В. Указ.соч. С.75 и др.

    [98] См., например: Поляков М.П. Использование результатов ОРД в доказывании // Материалы международной научно-практической конференции «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: год правоприменения и преподавания». М., 2004. С. 183.

    [99] См.: Соловьев А.Б. Доказывание по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (досудебные стадии). М., 2003. С.90.

    [100] См. об этом: Торбин Ю. Особенности использования результатов оперативно-розыскной деятельности при возбуждении уголовного дела по ст. 210 УК РФ // Уголовное право. 2006. № 4. С. 88.

    [101] См.: Колмогоров В.В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью // Российская юстиция. 2000. № 3. С. 8.

    [102] О непосредственном использовании оперативной информации по делам, например, об организации преступного сообщества (преступной организации) см.: Торбин Ю. Указ.соч. С. 90. См. также: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991. С. 93-94; Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании: Методическое пособие. М., 2000. С. 34-37.

    [103] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [104] Правда, действующий УПК допускает возможность дачи поручений  органом дознания  лишь о производстве розыскных действий и только в порядке ст. 152 (в другом месте).

    [105] Поручение должно быть дано тем следователем, в производстве которого находится уголовное дело, а указание – тем прокурором, который осуществляет надзор за его расследованием. (См. об этом: Белоусов А.В. Указ. соч. С. 56). Кроме того, как указывает А.Ю.Шумилов, ст. 11 ФЗ об ОРД не предусматривает передачу результатов ОРД прокурору, что является очевидным пробелом (См.: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» /Отв. ред. А.Ю.Шумилов. М., 1997. С. 110).

     

    [106]  УПК допускает возможность дачи судьей поручений ОРО лишь опосредованно: в соответствии со ст.230 УПК судья поручает судебному приставу-исполнителю обнаружить имущество и принять меры к его сохранности, а также в соответствии со ст. 113 –  произвести привод.

    [107] Далее для краткости будет указываться ссылка только на Межведомственную Инструкцию, так как Инструкция ФСКН содержит аналогичные положения.

    [108] Такое решение вопроса поддерживается некоторыми авторами (см., например: Зажицкий В.И. Новый закон об оперативно-розыскной деятельности более совершенен //Государство и право. 1995. № 12. С.54; ФЗ «Об ОРД»: научно-практический комментарий.  / Под ред. В.В.Николюка. М.,1999. С.118 и др).

    [109] См. об этом: Ривман Д.В., Молдавский М.В. Проблемы представления результатов оперативно-розыскной деятельности следственным и судебным органам для использования в процессе доказывания // Российский следователь. 2001. №1. С.7;  Белоусов А.В. Указ. соч. С. 59; Гармаев Ю.П. Указ. соч. С. 11.

    [110] Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. 1997. № 9. С.61.

    [111] Вместе с тем следует помнить, что предание гласности сведений о лицах, внедренных в ОПГ, о ШНС, а также о конфидентах допускается лишь с их со­гласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных ФЗ. В этой связи если отсутствует письменное согласие ШНС, кон­фидента или лица, внедренных в ОПГ, то материалы (результаты) ОРД, содержащие сведения об этих лицах, не могут быть ни рассек­речены, ни преданы какой-либо огласке. Безусловно, здесь идет речь только о конкретных лицах, а не об абстрактных ШНС, конфиден­тах и участниках оперативного внедрения.

     

    [112] См. об этом: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Указ. соч. С. 13.

    [113] См.: Гармаев Ю.П. Указ. соч. С.13-14.

    [114] См.: Громов Н.А., Гущин А.Н., Луговец Н.В., Лямин М.В. Указ. соч. С. 134.

    [115] См. Михайлов В.И. Контролируемая поставка как оперативно-розыскная операция. М., 1998. С.58.

    [116] См.: Белоусов А.В. Указ. соч. с.58.

    [117] См.: Комментарий к Федеральному закону…С. 113.

    [118] См. об этом: Зуев С.В. Привлечение результатов электронного наблюдения в уголовный процесс // Следователь. 2003. №7. С.52.

    [119] См. об этом, например: Машков С.А. Осуществление оперативно-розыскной деятельности при раскрытии фактов взяточничества: история, теория и практика. Иркутск, 2003.С. 113; Гармаев Ю.П. Указ. соч. С. 10.

    [120] См., например: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов / 2-е изд. Под общ. ред. А.В.Смирнова. СПб., 2005. С. 318.

    [121] Некоторые следственные действия по природе таковы, что не могут иметь в своей основе результаты ОРД. Это те следственные действия, которые предназначены для проверки уже полученных доказательств (очная ставка, проверка показаний на месте, следственный эксперимент, назначение и производство экспертизы, предъявление для опознания). Им обязательно должны предшествовать другие следственные действия,  создающие основания для их проведения.

    [122] См.: СПС «Консультант Плюс».

    [123] Подробнее об использовании результатов ОРД при проведении отдельных следственных действий см.: Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия: Учебно-практическое пособие. М., 1999. Глава 3.

    [124] В настоящее время не выработана единая терминология для обозначения процедуры введения результатов ОРД в уголовный процесс в качестве доказательств. Используются термины «легализация», «трансформация», «интерпретация». В чисто учебных целях нашей работы мы будем использовать все эти термины.

    [125] См. об этом, например: Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. № 7. С. 90; Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность: нормы и действительность. М.,2000. С. 399-400, 407-408.

    [126] См. п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1. С. 5-6.

    [127] См. Международные акты о правах человека. М., 2000. С. 34-41, 111-124.

    [128] См.: Пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ  от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Российская газета. 2003. 2 декабря.

    [129] Международные нормы и правоприменительная практика в области прав и свобод человека: Пособие для российских судей. М., 1993. С. 46.

    [130] См. об этом подробнее: Гусаков Э. Международно-правовые и конституционные основы использования результатов оперативно-розыскной деятельности при формировании доказательств по уголовным делам в РФ //Уголовное право. 2006. № 1. С. 123-126.

    [131] П.А.Лупинская считает такую формулировку неточной, так как она «…может дать основание для вывода, что оперативные материалы уже с момента их представления должны рассматриваться как доказательства» (Лупинская П.А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных // Рассмотрение дел судом присяжных. Варшава, 1997. С.117).

    [132] По этому поводу Е.А.Доля пишет: «В доказывании используются не те фактические данные, которые содержаться в результатах оперативно-розыскной деятельности, а иные фактические данные, полученные в рамках уголовно-процессуальной деятельности при собирании (точнее, формировании) доказательств». (Доля Е.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1995. №5. С. 42).

    [133] Поляков М.П. Указ. соч. С. 184.

    [134] См. об этом подробнее: Е.А.Доля. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. С. 74-75.

    [135] Калиновский К.Б. К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. СПб., 1997. С. 186; Комментарий к ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. М., 1997. С.120.

    [136] См.:  Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995. С.61; Ласточкина Р.Н., Панченко Е.В. Опыт оценки судом доказательств, сформированных по результатам оперативно-розыскной деятельности // Юридические записки Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова / Под ред. В.Н.Карташова, Л.Л.Кругликова, В.В.Бутнева. Ярославль, 1998. Вып.2. С.204.

    [137] СПС «Консультант Плюс».

    [138] Наличие такой возможности вытекает из разъяснения, данного Конституционным Судом РФ в Постановлении от 2 декабря 2003 г. № 18-П по делу о проверке конституционности положений статей 125,219,227,236,237,239,246,254,271,378,405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодека Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан //Российская газета. 2003. 23 декабря. См. также: п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2004. 25 марта.

    [139] См. Гармаев Ю.П. Указ. соч. С. 39-50.

    [140] В отношении ОРМ, которые проводятся только на основании такого постановления.

    [141] См.: Власов А.А., Куксин И.Н. Адвокат в судопроизводстве: Краткий учебный курс. М., 2205. С. 160.

    [142] См.: Белоусов А.В. Указ. соч. С.55.

    [143] СЗ. 1995. № 1. Ст.1.

    [144] См., например: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. С. 77; Комментарий к ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности. / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. М., 1997; Ласточкина Р.Н., Панченко Е.В. Указ. соч. С. 203-205 и др.

    [145] Тем более что в ч. 4 ст. 84 УПК предусмотрено: «Документы, обладающие признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 настоящего кодекса (то есть признаками вещественного доказательства. – М.Р., Р.Л.), признаются вещественными доказательствами».

    [146] Рассматривая, как могут быть устранены недочеты и восполнены пробелы в представленных в уголовный процесс с целью использования в доказывании результатах ОРД, Ю.П.Гармаев предлагает истребовать необходимые материалы  из ОРО ( См.: Гармаев Ю.П. Указ. соч. С. 39-50). Думается, что по своей инициативе сделать это могут следователь, дознаватель или прокурор. Суд же в силу принципа состязательности может использовать данный способ собирания доказательств только по ходатайству стороны обвинения, а не по собственной инициативе.

    [147] В литературе высказано мнение о том, что если источник и способ получения предмета либо документа не имеют значения с точки зрения оценки доказательства, то по соображениям конспирации они могут быть не указаны.Так, фотоснимок, фиксирующий факт, событие, имеет доказательственную ценность независимого от того, кто его сделал. (См. об этом: Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право. 1991. № 8. С. 99-100; Громов Н.А., Гущин А.Н., Луговец Н. В., Лямин М.В. Указ. соч. С. 127-129.

    [148] Если следователь не признает представленный ОРО предмет вещественным доказательством, то он должен вынести по этому поводу мотивированное постановление и возвратить объект тому органу, который его передал. (См.: Зуев С.В. Указ. соч. С. 53).

    [149] См.: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник. … С.327.

    [150] Применительно к опросу, проведенному защитником, Конституционный Суд РФ разъяснил: «…полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий…» ( Определение от 4 апреля 2006 г. № 100-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бугрова А.А. на нарушение его конституционных прав п.2 ч.3 ст. 86 УПК РФ // СПС «Консультант Плюс»).

    [151] См.: СЗ РФ. 2000. № 10. Ст. 1164.

    [152] Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. Нов. изд. перепеч. с изд. 1925 г. М.,2003. С. 295.

    [153] Российская газета. 2004. 7 апреля.

    [154] В литературе высказываются предложения о закреплении в УПК такой возможности для сотрудников ОРО (См., например: Жук О.Д. Уголовное преследование по уголовным делам об организации преступных сообществ (преступных организаций_ М., 2004. С.156. При этом ссылаются на имеющийся опыт, например, США, где показания полицейских, основанные на использовании осведомителей, признаются доказательством (см.: Гусаков А.Н. Общая характеристика полицейской тактики США // Теоретические проблемы криминалистической тактики. Свердловск, 1981. С. 132-136).      

    [155] См.: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Указ. соч. С. 68.

    [156] См.: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник… С. 329.

    [157] См.: Там же. С. 331-332.

    [158] См.: Там же. С.334.

    [159] См.: Дело № 1/12-2007 //Архив Ярославского районного суда за 2007 г.

    [160] См.: Гармаев Ю.П. Указ. соч. С. 18-20, 22-24, 56-57, 59-61.

    [161] См.: Там же. С. 23.

    [162] См.:  Оперативно-розыскная деятельность: Учебник… С. 336.

    [163] См.: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Указ. соч. С. 68.

    [164] Показания сотрудников ОРО оцениваются наравне с показаниями других свидетелей и не могут быть отвергнуты лишь по причине их профессиональной заинтересованности в раскрытии преступлений ( См., например, ст. 26 Закона «О милиции»).

    [165] См., например: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник  … С. 341. Подробнее см.: Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учебно-практическое пособие / под ред. Проф. Р.С.Белкина. М., 1996. С. 71-81.

    [166] Именно на данной закономерности основан запрет повторного предъявления для опознания (ч. 3 ст. 193 УПК).

    [167] См.: Оперативно-розыскная деятельность: Учебник…С. 346.

    [168] Необходимо стремиться к максимальному ограничению изъятия оперативным, а не процессуальным путем, т.к. это создает затруднения в доказывании объективной связи между полученными предметами и преступлением (См. об этом:  Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности а доказывании по уголовным делам. М., 2000. С. 64-65; Белоусов А.В. Указ. соч. С. 64-66.

    [169] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред Д.Н.Козак, Е.Б.Мизулина. М., 2002. С. 223.

    [170] Законодатель исходит из того, что если уголовное дело уже возбуждено и возникает необходимость в контроле переговоров, он должен осуществляться уже не правилам ФЗ об ОРД, а в порядке ст. 186 УПК.

    [171] См. подробнее: Торбин Ю.Г. Теория и практика освидетельствования. СПб, 2004. С. 21, 30-33.

    [172] В качестве примеров оперативно-служебных документов использовались образцы, приведенные практическом пособии Ю.П. Гармаева (см.: Гармаев Ю.П. Указ. соч. С. 55-65).

    [173] Или «согласно прилагаемому плану проведения оперативно-розыскного мероприятия», или «...в рамках которого вручить технические средства, деньги... проинструктировать...» и т.п.

    [174] Речь идет об одном из вариантов изъятия предметов до возбуждения уголовного дела. При­чем этот «вариант» далеко не самый распространенный в практике регионов.


    Источник: http://defence-line.ru/articles/operativno-rozysknaja-dejatelnost.htm



    Рекомендуем посмотреть ещё:


    Закрыть ... [X]

    БиблиоГид - БиблиоГид Как плести браслеты из резинок коса

    Виктор викторович рисованный Виктор викторович рисованный Виктор викторович рисованный Виктор викторович рисованный Виктор викторович рисованный Виктор викторович рисованный Виктор викторович рисованный Виктор викторович рисованный